Реклама на сайте На сайте зарегистрировано 263667 пользователей
Перейти на главную страницу Написать письмо в АТОР Карта сайта $lang['icon_print']
Русская версия English version

«Кения» на «Эхо Москвы»

29.04.2009

«Кения» на «Эхо Москвы»

Предлагаем Вашему вниманию новый выпуск программы "Побег" с участием ведущего Сергея Пархоменко и гостей: Елены Конкиной ("Международный Клуб путешествий") и Никитой Головановым.

Программа «Побег» на радиостанции «Эхо Москвы» предназначена для тех, кто любит путешествовать, и кто любит путешествовать как-нибудь особенно. Она предназначена для тех, кому не охота провести весь отпуск на пляжном лежаке или кто считает недостаточным посетить какие-то очевидные достопримечательности. Ведущий – Сергей Пархоменко. Гости – представители туроператоров АТОР. Передача выходит в ночь со среды на четверг в полночь.

Хотите принять участие в проекте? Пишите efremova@atorus.ru

С полным списком программ цикла "Побег" вы можете ознакомится тут

Кения

С.ПАРХОМЕНКО: Добрый вечер. Это программа «Побег» после некоторого перерыва. Две недели у нас тут шли всякие повторы, а теперь наконец новая программа «Побег». Меня зовут Сергей Пархоменко, а бежим мы с вами на этой неделе из Кении. То есть сначала в Кению, а потом из Кении. Посмотрим, что из этого будет. Ну вот, собственно, все на своих местах. Программа «Побег», как вы знаете, у нас идет на «Эхе Москвы» в прямом эфире, подчеркиваю это, в полночь со среды на четверг. Почему важно, что в прямом эфире? А потому что можно звонить и можно писать с помощью смс 7 985 970 4545, и телефон – 363 36 59. Ну, сию минуту, может, и нет большого смысла названивать, но через некоторое время мы все-таки его запустим и расспросим вас о том, какие у вас свои собственные истории или всякие удивительные впечатления, которые вы вывезли из далекой и прекрасной страны Кении. Вот мы решили разнообразить наш более или менее европейский туризм, которым мы за небольшими исключениями увлекались на протяжении предыдущих передач. Поедем первый раз в Африку. Поедем не в одиночестве с вами, а поедем в интересной компании. Во-первых, с нами будет Елена Конкина из компании «Международный клуб путешествий». Здравствуйте, Елена.

Е.КОНКИНА: Здравствуйте.

С.ПАРХОМЕНКО: Компания «Международный клуб путешествий», она же ITC по-английски, у нее есть сайт – www.itc.travel, обратите внимание – никаких ru, com там нет, прямо www.itc.travel, и телефон – вам же можно звонить, правда?

Е.КОНКИНА: Да. 495 739 09 57 – звоните, пишите, будем очень рады.

С.ПАРХОМЕНКО: Вот. Компания «Международный клуб путешествий» - специалист по в том числе и кенийскому туризму. Мы, я надеюсь, в течение этой передачи в этом убедимся. И второй гость, с которым мы сегодня будем туда ездить, это знаменитый дизайнер Никита Голованов. Здравствуйте, Никита.

Н.ГОЛОВАНОВ: Всем здравствуйте.

С.ПАРХОМЕНКО: Да, Никита совершенно, я бы сказал, легендарная личность для всей нашей печати, потому что он как-то изобретатель того, как выглядит «Коммерсант», и, в общем, мы с вами много-много раз сталкиваемся с его замечательными работами. В последние годы Никита увлекся путешествиями и фотографией, и вот сейчас уже, пожалуй, его надо представлять как фотографа и почти профессионального путешественника. Правильно?

Н.ГОЛОВАНОВ: Абсолютно.

С.ПАРХОМЕНКО: Вот. Ну и, в частности, оказалось, что Никита большой специалист теперь по Центральной Африке, и по Кении в том числе, и много там чего посмотрел, в чем, я надеюсь, мы сможем убедиться. Ну вот, и я, Сергей Пархоменко в качестве ведущего. Еще раз, 363 36 59 – это наш телефон, 970 4545 – это система смс, которой вы можете воспользоваться. Добро пожаловать, все это на экране немедленно передо мной появляется. Как обычно, начинаем мы с профессионала – начинаем с Лены, чтобы обсудить практические такие технические вопросы. Ну, прежде всего, Кения – это что, это середина Африки, довольно далеко. Добираться как туда? Много-много часов полета.

Е.КОНКИНА: Добираться – примерно 10 часов лета, египетские авиалинии с посадкой в Каире либо Emirates с посадкой в Дубаи.

С.ПАРХОМЕНКО: Или как-нибудь через Европу, наверное, можно? Через Париж, через Лондон, через что-нибудь такое.

Е.КОНКИНА: Через Европу дольше. Вот эти две авиакомпании лучше всего доставляют россиян в Кению.

С.ПАРХОМЕНКО: Понятно. Что у нас там с визами?

Е.КОНКИНА: Виза есть, стоит 25 долларов – можно поставить в посольстве в Москве, а можно по прилету.

С.ПАРХОМЕНКО: То есть совершенно не обязательно, если вы не москвич, летать в Москву за этой визой. Достаточно иметь паспорт, и можно не сомневаться, что по прилете на место поставят эту визу.

Е.КОНКИНА: Совершенно верно.

С.ПАРХОМЕНКО: Понятно. Еще один вопрос, который обычно задают, поскольку Африка – это всякие прививки, карантины и прочее. Что с этим происходит?

Е.КОНКИНА: Прививки не обязательны. Можно сделать прививку от желтой лихорадки. Но вот мы сделали, но у нас никто ее не спрашивал. Она рекомендуется, но необязательна.

С.ПАРХОМЕНКО: Ну что вы как специалист советуете – делать или не делать? Вообще, они вредные ужасно обычно, эти прививки. Неизвестно, что вреднее – заболеть этой болезнью или прививаться от нее.

Е.КОНКИНА: Ну, эта прививка делается на достаточно длительное время – по-моему, лет на 5-6. Если человек хочет путешествовать, очень много стран требуют этой прививки, и он спокойно совершенно может поехать в другие страны, где она требуется. На всякий случай я посоветовала бы ее сделать. Но если есть какие-то противопоказания, то можно обойтись без нее. Она необязательна.

С.ПАРХОМЕНКО: Понятно. Теперь давайте с вами поговорим…

Н.ГОЛОВАНОВ: Кстати говоря, я когда летел в Кению, я изучил статистику. Сейчас я ее уже не помню, но понятно было, что в тех краях шансы подхватить это дело настолько минимальны, что надо быть ну очень невезучим человеком. И я ничего не делал абсолютно. Не пил, не кололся, все обошлось. Но если кто-то планирует и дальше путешествовать по Африке, то, может, и имеет смысл один раз сделать, и десять лет…

С.ПАРХОМЕНКО: И уже быть ко всему готовым, в том числе к тому, что залезешь в какие-нибудь более или менее дикие места. Понятно. Теперь, знаете, что мне интересно? Скажу про себя. Я в Кении не был ни разу. Один раз собрался, и что меня остановило – все-таки остановил меня маленький ребенок. В какой-то момент я понял, когда прочел программу, которая предлагается, она была страшно увлекательная и привлекательная для меня, и я думаю, для любого взрослого человека, но я так себе представил, что проделывать это все, скажем, с трехлетним ребенком как-то тяжеловато. Вот что вы посоветуете на этот счет? Начиная с какого времени можно ехать туда с детьми? Потому что на первый взгляд это самое что ни на есть детское путешествие – слоны, носороги и прочие звери. Кого ж вести туда, как не детей?

Е.КОНКИНА: Я бы посоветовала брать детей лет с десяти, потому что поездки по национальным паркам, во-первых, по бездорожью, потому что никто там дорогие не прокладывает, и довольно длительные. Иногда приходится в день проезжать километров по 150…

С.ПАРХОМЕНКО: По плохой дороге.

Е.КОНКИНА: Естественно. Кроме того, что в Кении самое интересное? Сафари и пляжный отдых. Только ради пляжного отдыха ездят англичане, конечно, но российские туристы любят комбинировать.

С.ПАРХОМЕНКО: Но это как-то глуповато – просто ездить валяться на пляже.

Е.КОНКИНА: Поэтому если сафари, надо подготовиться к этому – во-первых, к дорогам, во-вторых, надо вставать в шесть часов утра, когда звери еще не прячутся по кустам, их видно, они от жары еще не прячутся.

С.ПАРХОМЕНКО: То есть это не для маленького ребенка.

Е.КОНКИНА: Не для маленького ребенка. Я бы не взяла. А с десяти лет, конечно, интересно. Жирафы, слоны – все это близко. Дети обычно любят животных.

С.ПАРХОМЕНКО: А что вы скажете наоборот пожилому человеку? Насколько, на ваш взгляд, это тяжелое физическое испытание?

Е.КОНКИНА: Ну, пожилые люди бывают разные. Некоторые с удовольствием катаются и смотрят животных. Если человек любит природу – растения, животных, то почему бы и нет? Ты опасности не подвергаешься. Ты едешь в машине и наблюдаешь животных, фотографируешь их. Это интересно.

С.ПАРХОМЕНКО: Меня прежде всего интересует физическая нагрузка. Никит, как тебе кажется, как-то это только для здоровенного мужика только развлечение или это не так уж тяжело физически?

Н.ГОЛОВАНОВ: Если ехать в Кении в какой-то один национальный парк, то, наверное, это можно осилить. В конце концов, как-то там из аэропорта ты доберешься до него благополучно. Просто надо иметь в виду, что дороги в Кении все аховые. Не только в парках, где сплошное бездорожье. Там вся страна – сплошное бездорожье. Я бы посоветовал тем, кто соберется в Кению, все-таки сменить хотя бы два парка, потому что это разные ландшафты абсолютно и разная фауна, разные животные. Между ними будет сотня-две километров, которые растянутся на несколько часов – в пыли, в жаре. Это тяжело. Но это интересно.

С.ПАРХОМЕНКО: То есть это самый, что называется, активный отдых. Это не для любителей расслабиться в отпуске и совсем не шевелиться.

Н.ГОЛОВАНОВ: Те, кто умеет расслабляться в долгой поездке…

С.ПАРХОМЕНКО: Нет, понятно, что психологическое расслабление, может, в таких ситуациях как раз более эффективное и глубокое – есть возможность отвлечься, как-то сосредоточиться на том, чем ты занят сейчас, это очевидно. Но я имею в виду, что физические упражнения… в общем, должна быть какая-то подготовка, и надо быть уверенным в себе и в своем здоровье для того, чтобы туда отправляться. Понятно. Давайте поговорим про цены все-таки. Какой-то минимальный пакет. Я так понимаю, что в таких условиях лучше не экономить, когда в Африку едешь, чтобы не оказаться где-нибудь без кондиционера. И все-таки.

Е.КОНКИНА: Совершенно верно. Лучше выбирать отели не ниже четырех звезд и все-таки комбинировать отдых на Индийском океане хотя бы с одним национальным парком. В этом случае стоимость на взрослого с билетом будет примерно 2500-3000 долларов.

С.ПАРХОМЕНКО: На одного человека?

Е.КОНКИНА: Да, на одного человека.

С.ПАРХОМЕНКО: И вся эта эпопея занимает две недели? Что-то такое. Дней десять?

Е.КОНКИНА: Начиная от десяти дней, да.

С.ПАРХОМЕНКО: Ну десять дней – наверное, маловато, Никит.

Н.ГОЛОВАНОВ: Я бы там жить остался.

С.ПАРХОМЕНКО: Я понимаю. Конечно. Но все-таки, как тебе кажется, какой минимальный срок, на который можно как-то отваживаться? У меня такое впечатление, что десять дней – мало. Прилетел – день, улетел – день. Как-то пришел в себя, то-се, тыр-пыр. В общем, осталась неделя. За эту неделю что успел посмотреть?

Н.ГОЛОВАНОВ: Если исключить пляжный отдых…

С.ПАРХОМЕНКО: А его надо исключать, по твоему?

Н.ГОЛОВАНОВ: Нет, в рамках твоей программы как раз надо включить. Это тот самый «побег из Кении», потому что в Кению надо ехать смотреть на зверье, а купаться можно где угодно.

С.ПАРХОМЕНКО: Это неочевидный такой поворот событий.

Н.ГОЛОВАНОВ: Ехать в Кению только для того, чтобы искупаться, чуть-чуть зверюшки, а потом на пляж, это как пиво без водки.

С.ПАРХОМЕНКО: Деньги на ветер.

Н.ГОЛОВАНОВ: Конечно. Две недели – три дня на пляже, например, все остальное – это сафари. Это, наверное, минимум.

С.ПАРХОМЕНКО: И вот какие-то, скажем, ты говоришь, две точки можно за это время посмотреть. Или за две недели можно много объездить всякого?

Н.ГОЛОВАНОВ: Ну, поскольку переезды тяжелые, то за две недели… ну, мы объехали три или четыре национальных парка. Но, что называется, обязательная программа – это озеро Накуру и Масай Мара.

С.ПАРХОМЕНКО: Да, это самый большой парк. Я прочел по этому поводу.

Н.ГОЛОВАНОВ: Потому что можно поехать в Самбуру – там что-то добавится, но не принципиально. С точки зрения пейзажа и ландшафта, не такая уж и большая разница. Накуру – это отдельная совершенно отдельная история. Там птиц немеряно, что-то около двух миллионов фламинго – это, конечно, совершенно фантастическое зрелище. Не приехать на Накуру было бы обидно.

Е.КОНКИНА: А российские туристы считают, что никак невозможно без парка Амбасели, потому что там самый лучший обзор горы Килиманджаро.

С.ПАРХОМЕНКО: Да, есть еще знаменитая гора, которая на самом деле в соседней стране, как я понимаю, добраться до нее и залезть на нее невозможно, но…

Е.КОНКИНА: Гора Арарат такая.

С.ПАРХОМЕНКО: Ну да, гора Арарат относительно Армении, которая, с одной стороны, вроде символ, но с другой стороны, в другой стране.

Е.КОНКИНА: Да, находится она в Танзании, но самый красивый вид, как говорят кенийцы, все-таки с территории Кении.

С.ПАРХОМЕНКО: Расскажите нам, в чем там живут? Вот что такое гостиницы, которыми приходится там пользоваться? Как я понимаю, это не очень похоже на то, к чему мы привыкли в Европе.

Е.КОНКИНА: Если говорить о Найроби, куда прилетают туристы, все-таки одну ночь там надо провести, там гостиницы…

С.ПАРХОМЕНКО: Найроби – это столица страны, напомню на всякий случай.

Е.КОНКИНА: Да, туда прибывает самолет. Переночевать там нужно, чтобы собраться с силами, и уже на сафари, в национальные парки. Там отели двух видов. Вообще, центр страны очень подвержен английскому влиянию. Там простые отели – чистенькие, стандартные, и английские отели, которые дороже, в английском колониальном стиле. Там даже в некоторых номерах некоторых отелей нет смесителей воды, чай в пять часов вечера…

С.ПАРХОМЕНКО: Нет смесителя – это значит, такая английская раковина, где холодная вода из одного крана течет, горячая из другого, и с этим обходиться невозможно.

Е.КОНКИНА: Да, левостороннее движение, кроме этого, в стране, потому что до 63-го года это была колония Англии. И еще плюс в том, что все жители прекрасно говорят на английском. У них три языка – местный диалект их племени, суахили, и английский язык знают все очень хорошо в Найроби. А в парках это совершенно уникальное сочетание дикой природы с комфортом и даже роскошью. То есть есть палатки действительно на молнии, где внутри достаточно все красиво и оборудовано – и душ, и туалет, и красивые кровати, но при этом это палатка, которая находится в центре национального парка в красивом саду с бассейном. Есть виллы одноэтажные – это называет лодж. Вот там в них живут. Ну, в основном в них ночуют.

С.ПАРХОМЕНКО: То есть обычно это какая-то территория, как бы парк, и какие-то небольшие там сооружения – либо палаточного типа, либо все-таки что-то более солидное.

Е.КОНКИНА: Да, и все огорожено забором, который находится под током, чтобы животные не расширяли свой рацион за счет туристов, потому что находишься в национальном парке – животные вокруг. Выезжаешь за ворота – все, из машины выходить нельзя. А в Момбаса, конечно, на отдыхе обычные отели, красивые, хорошие, современные, к которым мы привыкли. Обычные пляжные отели.

С.ПАРХОМЕНКО: Понятно. Из этого из всего как-то пока создается у меня ощущение – правильно оно или нет? – что, конечно, это не та страна и не тот регион, в котором нужно проявлять какую-то особенную инициативу. И там все время надо быть в сопровождении, все время быть с кем-то, все время машина с шофером, все время с гидом, под наблюдением. Особо сам не побродишь. Правильно я не понимаю?

Е.КОНКИНА: Ну, мы не пытались. В Найроби нам не посоветовали гулять одним, и мы когда смотрели из окна машины, мы не видели белых, которые гуляли одни по улицам. А в национальных парках надо соблюдать безопасность. Едешь в машине – выходить из нее нельзя. Можно смотреть на животных, их фотографировать. Нельзя их кормить, потому что в этом случае они будут ассоциировать машину с пищей и кидаться на нее. Это строго.

С.ПАРХОМЕНКО: Никит, что ты скажешь на эту тему? Можно там как-то оторваться? Поле деятельности для авантюриста есть там?

Н.ГОЛОВАНОВ: Я не проверял, но слышал, что вообще-то можно взять машину и ездить по парку самому. Я не вижу в этом смысла, честно говоря. Потому что, во-первых, там нет улиц, там нет указателей, ты просто не знаешь, куда ехать. Во-вторых, водители этих джипов ездят с рациями, и они друг другу сообщают, где кто. Вот тут семейство львов, а тут жирафы. Поэтому если что-то происходит, ты всегда об этом узнаешь и всегда сможешь подъехать. В-третьих, если лично обо мне говорить и о фотографии, то, конечно, когда ты за рулем, с этого места просто невозможно фотографировать. Так что надо ездить с провожатыми – они знают лучше.

С.ПАРХОМЕНКО: И этот самый шофер одновременно и гид, объясняльщик, переводчик и все на свете?

Н.ГОЛОВАНОВ: И охранник еще.

Е.КОНКИНА: И охранник. Если опасность, то он закрывает крышу, чтобы животные не могли повредить туристов.

Н.ГОЛОВАНОВ: А насчет того, чтобы выйти из машины, идеи такие возникали. Потому что видно все на много километров – ну травка какая-то, ни кустика, ни деревца, все спокойно, пора уже – мальчики налево, девочки направо. Говоришь водиле – «Давай?» Он: «Нет, километра через два». Мы говорим: «Да ладно, уже сил нет». «Нет!»

С.ПАРХОМЕНКО: И тут из куста как раз кто-нибудь выходит.

Н.ГОЛОВАНОВ: Когда они в траве, если они охотятся… если он загорает, лев, в смысле, к примеру, или отдыхает, или обожрался уже, у него все в порядке, ты его увидишь, но если он на изготовке, он будет в трех метрах от тебя лежать – ты не увидишь. Это фантастика! И водила точно знает, где можно, где нельзя. Ну нет никого! «Сейчас выйдите – увидите».

С.ПАРХОМЕНКО: Как технически это происходит? То есть звери что, приходят к этому лоджу, к этому забору на водопой, где для них раскладывают какую-то приманку? Или нужно передвигаться за ними и как-то их разыскивать?

Е.КОНКИНА: В национальном парке, как раз Никита правильно сказал, водителю-гиду сообщают, где есть лев, где есть жирафы, где есть слоны, и туда едут машины и наблюдают этих животных. Но есть уникальный отель в парке Абердар, называется «Тритопс» - он сделан как куча деревьев и веток, которые на сваях, то есть полностью в природе растворен. И вот там единственное место, где нам удалось пройти примерно километр по земле. За километр до этого отеля нас остановили, прибежали охотники с ружьями и сказали, что тихо, мы сейчас пройдем по земле. И мы пугались каждого шороха, дошли все-таки до этого отеля. Все, как только заходишь в этот отель, выходить из него нельзя. Около него находится небольшой водоем и солончаки, туда приходят звери пить, и у них какое-то водяное перемирие там наступает, то есть рядом пьют буйволы, слоны, приходят гиены, приходят кабанчики, и они все пьют, и даже леопард приходит, едят соль, купаются в этой грязи, но при этом туристы находятся в этой куче веток и стволов деревьев, полностью от них закрытые, и есть места для наблюдения за животными. Например, крыша, где подают коктейли, там можно курить, на четвертом этаже…

С.ПАРХОМЕНКО: А, то есть со всеми удовольствиями.

Е.КОНКИНА: Да, надо говорить тихо. И вот этих животных наблюдаешь. И на первом этаже есть такие застекленные амбразуры, которые сделаны под рост – на высокий рост, на средний и на низкий. И вот животных этих можно наблюдать буквально в двух метрах от себя. Вот такой вот уникальный отель «Тритопс». Он очень известный, популярный. Но он особенный.

С.ПАРХОМЕНКО: Произнесено было слово «охотники», но, по-моему, это никого не должно вводить в заблуждение – охота там категорически запрещена.

Е.КОНКИНА: Совершенно верно.

С.ПАРХОМЕНКО: А есть, кстати, место в Африке, куда можно ехать охотнику? Если кто-то действительно хочет заниматься охотой? Или все, весь континент закрыт?

Н.ГОЛОВАНОВ: Да нет, полно мест, где разрешена охота. В Намибии, например, где я тоже был, есть огромный национальный парк…

С.ПАРХОМЕНКО: Но Намибия – это уже гораздо южнее, это возле ЮАР.

Е.КОНКИНА: В Танзании, по-моему, разрешение нужно получить.

С.ПАРХОМЕНКО: Но Кения категорически для охота закрыта? Это категорически не то место…

Н.ГОЛОВАНОВ: Настолько закрыта, что однажды на озере Найваша, где очень много бегемотов, нас вечером повели с охраной на территорию, уже когда стемнело, посмотреть на бегемота на суше. Так у охранников не было ружей – они шли с луками. Что они могли сделать с бегемотом с луком…

С.ПАРХОМЕНКО: Ну, показать ему издалека. Давайте на этом месте прервемся. Нам нужно устроить небольшую паузу для рекламы, и как-то все вообще отдохнут и придут в себя от всех этих рассказов, а потом продолжим наши разговоры про Кению.

РЕКЛАМА

С.ПАРХОМЕНКО: Это продолжение программы «Побег». Я – Сергей Пархоменко. Мы с вами на этой неделе в Кении, а не где-нибудь. В довольно удивительном и экзотическом месте. И все это время, вот уже с начала часа, разговариваем с вами про удивительные всякие впечатления. Ни разу не произнесли слова «музей», ни разу не произнесли слова «картинная галерея», Эйфелева башня, дворец, замок или еще что-нибудь вроде этого. А у нас сплошная дикая природа, бесконечные звери – слоны, носороги, фламинго. Насколько я понимаю, Кения – это самое большое стадо фламинго, стая, какая только существует в мире. В общем, это совершенно отдельный вид отдыха. И мы с вами говорили, что он требует определенной, ну если не физической подготовки, то во всяком случае уверенности в своих физических кондициях, и лучше не соваться туда с маленькими детьми, и это не очень дешево. Ну, это то, что называется lifetime experience, такое впечатление на всю жизнь, по всей видимости. Давайте вернемся к зверям и ко всякому дикому зверью, которое можно там увидеть. А что, существуют какие-то гарантии, существует какое-то меню, которое вам предлагают? Что, если едешь все эти 200 километров, трясешься по этим страшным пыльным дорогам, а слон тебе навстречу не вышел, или носорог, ради которого ты приехал? Бывает же. Что тогда в этой ситуации делать? Подавать рекламацию?

Е.КОНКИНА: Обычно известно, в каких парках каких животных можно увидеть, и гарантированно увидишь. Большую пятерку, конечно, хотят все увидеть.

С.ПАРХОМЕНКО: Это что такое – большая пятерка?

Е.КОНКИНА: Это слон, лев, носорог, буйвол и леопард. В Масаи Мара гарантировано.

Н.ГОЛОВАНОВ: Нет.

С.ПАРХОМЕНКО: А, то есть тебе удалось кого-то одного не увидеть.

Н.ГОЛОВАНОВ: Это многим удалось. Труднее всего увидеть леопарда. Во-первых, он ночной, а днем, когда он спит, он настолько замаскирован, что разыскать его в ветках довольно трудно.

Е.КОНКИНА: Да, правда, нам вместо леопарда подсунули гепарда. Мы решили, что он тоже сойдет.

Н.ГОЛОВАНОВ: Со львами нет проблем.

С.ПАРХОМЕНКО: Ну да, они дневные. А эти ночные. А кто вообще, Никита, производит самое большое впечатление?

Н.ГОЛОВАНОВ: Жираф.

С.ПАРХОМЕНКО: А не носороги, нет?

Н.ГОЛОВАНОВ: Нет.

С.ПАРХОМЕНКО: Я как-то один раз в жизни видел носорога – он как-то произвел на меня немыслимое впечатление.

Н.ГОЛОВАНОВ: Да ну, дурацкая тварь такая.

С.ПАРХОМЕНКО: Но огромная очень. Не похоже, что он живой. Кажется, что это какой-то танк, броненосец, что-то такое…

Н.ГОЛОВАНОВ: На тебя производят впечатление танки?

С.ПАРХОМЕНКО: На меня производит впечатление разница в размере – когда оказывается, что вещь гораздо больше, чем ты ждешь.

Н.ГОЛОВАНОВ: А зверюга шестиметровой высоты – это мало?

С.ПАРХОМЕНКО: Ну да. Значит, я видел каких-то мелких.

Н.ГОЛОВАНОВ: Нет, жирафы красоты нереальной. Когда ты видишь его живьем, это просто не веришь.

С.ПАРХОМЕНКО: Говорят, что они как-то невероятно воняют.

Н.ГОЛОВАНОВ: Я не нюхал.

Е.КОНКИНА: Они очень грациозные действительно – красиво едят, красиво пьют. Очень красиво исчезают в лесу – раз, и нет их.

С.ПАРХОМЕНКО: А вот ты рассказывал, когда мы тут сидели и ждали нашего эфира, что бывают какие-то отдельные специальные туры для фотографов. Вот расскажи в двух словах, что это такое и как это можно сделать.

Н.ГОЛОВАНОВ: Да, несложно найти в интернете. Для тех, кто хочет всерьез поснимать, это будет правильным выбором, потому что…

С.ПАРХОМЕНКО: Ну понятно, что не надо предъявлять никакого удостоверения фотографа.

Н.ГОЛОВАНОВ: Нет-нет, это просто компания фотографов. Есть всегда какой-то энтузиаст-организатор, который поможет в организации этого тура.

С.ПАРХОМЕНКО: А в чем разница, объясни мне, тура для фотографов от тура для не фотографов? Чем отличается одно от другого? ехать-то в одни и те же места.

Н.ГОЛОВАНОВ: Да, но это люди, которые хотят снимать и больше ничего не хотят. И лишить их этого удовольствия никто не может и никто не пытается. Когда ты едешь в какой-то разношерстной группе, кому-то спать пора, кому-то есть пора, кто-то вообще не хочет вставать рано. Фотографы встают до рассвета, до обеда носятся по саванне, снимают как подорванные…

С.ПАРХОМЕНКО: И готовы ехать далеко, готовы предпринимать какие угодно усилия.

Н.ГОЛОВАНОВ: Сколько угодно. Лишь бы что-то увидеть и что-то найти. Потом возвращаются ненадолго в гостиницу, чтобы перезарядиться, скинуть снятое куда-нибудь на диск или в компьютер и до вечера, допоздна, пока не стемнеет, снова мотаются. Вот и все. И когда ты в компании людей, у которых одна цель, конечно, все гораздо проще. Я бывал и в других случаях – мне было жалко времени очень часто. Потому что, конечно, кому-то уже пора…

С.ПАРХОМЕНКО: Кому-то уже надоело, не хочется тащиться, уже посмотрели, хватит.

Н.ГОЛОВАНОВ: Пиво холодное в гостинице. Ну сколько можно? Мы слона, что ли, не видели? Ну хорошо, щелкнул – и поехал дальше. Зачем стоять целый час?

С.ПАРХОМЕНКО: Ну да.

Н.ГОЛОВАНОВ: Нет, фотографы по-другому устроены, конечно.

С.ПАРХОМЕНКО: А вот как вам кажется, велика ли должна быть компания для более удачного путешествия? Лучше ехать какой-то большой оравой, чтобы гарантированно все увидеть и чтобы отвезли? Или лучше ехать маленькой группкой, два-три человека, чтобы чувствовать себя более независимо и так далее?

Е.КОНКИНА: Если сходные интересы, то дешевле всего взять машину на шесть человек. Если интересы разные, то лучше раскошелиться и ехать вдвоем.

С.ПАРХОМЕНКО: А, то есть можно и так. Не обязательно дожидаться какой-то группы, экскурсии?

Е.КОНКИНА: Да, но выгодно делить машину на шесть человек. Ну, она так устроена, что на шесть человек, семь уже неудобно будет ехать, а на четверых делить то, что можно поделить на шестерых…

С.ПАРХОМЕНКО: Дороже. А это все как-то стоит отдельно от всего остального тура? Собственно, машина, проводник, маршруты, все остальное? В тур вообще что входит? В него входит перелет, естественно, да? В него, наверное, жилье, еда…

Е.КОНКИНА: Проживание и сафари. Сафари можно заказать до трех в день – утреннее, дневное, ночное.

С.ПАРХОМЕНКО: И вот в слово «сафари» входит все – и поездка, и вода в дороге, и еда в дороге?

Е.КОНКИНА: Нет, есть нельзя. Вода входит. Вода есть. Но обычно туристы успевают вернуться – не так уж там есть хочется, чтобы не потерпеть немного. Это часа два-три.

С.ПАРХОМЕНКО: А, то есть это не на целый день. То есть вы выезжаете из гостиницы и возвращаетесь обратно. Не то что вас увозят куда-то на бесконечно и надолго.

Е.КОНКИНА: Возвращаемся обратно, да. Но между парками достаточно большие расстояния. Если в один день ты переезжаешь из парка в парк, то это может занять больше, чем полдня.

С.ПАРХОМЕНКО: А сама поездка – смотреть слона – занимает не так много времени?

Е.КОНКИНА: Проснулся в шесть часов, садишься в машину свою со своим гидом, который уже стал родным водителем, проезжаете через ворота, со всеми предосторожностями они открываются, закрываются – как мы помним, забор под током, и выезжаете и смотрите животных до тех пор, пока не посмотрите всех. Ну, могут сказать – давайте вернемся или давайте побольше посмотрим. Гид с удовольствием всегда.

С.ПАРХОМЕНКО: А на каком языке, кстати, это все происходит?

Е.КОНКИНА: На английском. Но если шесть человек, то и русскоговорящий.

Н.ГОЛОВАНОВ: То на суахили.

Е.КОНКИНА: Русскоговорящие сопровождающие есть, много русских туристов, поэтому они появились. За дополнительную плату есть русскоговорящий переводчик.

С.ПАРХОМЕНКО: А, вот так. То есть в принципе это на ваше усмотрение – хочешь, берешь этого русского переводчика, не хочешь, не берешь.

Е.КОНКИНА: Да, но это дороже будет, потому что за него надо платить. Но многие берут. Потому что рассказывает гид-водитель интересно, комментарии дает по поводу животных, по поводу птиц, рассказывает, где белые носороги водятся, где черные водятся.

С.ПАРХОМЕНКО: Чем они отличаются друг от друга.

Е.КОНКИНА: Да, чем отличаются. Что они кушают, звери. Как у них беременность, сколько времени, вот наш гид все время рассказывал, почему-то важная для него была тема – он про всех животных говорил, сколько у них месяцев длится беременность. Ну интересно, да.

Н.ГОЛОВАНОВ: И интересно, что эти гиды все зверье знают если и не по именам, то…

С.ПАРХОМЕНКО: Лично знакомы.

Н.ГОЛОВАНОВ: Да, они знают, кто это. Это нам кажется, что вот пробежал какой-то лев. Это не какой-то лев, это лев, который тут живет всю свою жизнь. И он все про него знает. Он знает, сколько у него братьев, где его жена сейчас, сколько детей и так далее.

Е.КОНКИНА: Какой жираф молодой, какой пожилой. Они по цвету шкурки определяют. Кто девочка, кто мальчик.

С.ПАРХОМЕНКО: Между прочим, нам не удалось отвлечь наших слушателей уж до такой степени от прозы жизни. Нам все равно здесь задает Евгений, судя по телефону, московский наш слушатель, вопрос, как там все-таки насчет поесть и выпить пива. Это как-то вообще исключается? Только сухой корочкой питаться? Или там все-таки существует какая-то кухня, какие-то гастрономические удовольствия?

Н.ГОЛОВАНОВ: В гостиницах. По дороге, когда, как говорят в плохих американских боевиках, настала пора промочить горло, попытка была, конечно, удручающая.

С.ПАРХОМЕНКО: Почему удручающая?

Н.ГОЛОВАНОВ: Ну, с пивом, наверное, нормально, а какие-то напитки, к которым мы более или менее привычны, совершенно очевидно, паленого происхождения, сделанные тут же за углом, и мы попробовали…

С.ПАРХОМЕНКО: И поняли, что лучше этим не увлекаться.

Н.ГОЛОВАНОВ: В гостинице все в порядке с этим – пей, ешь, все в порядке, никаких проблем.

Е.КОНКИНА: Полный пансион обычно в лоджах надо брать, потому что покушать обычно негде.

С.ПАРХОМЕНКО: И это тоже входит в стоимость?

Е.КОНКИНА: Да, и питание тоже входит. Вариантов других нет.

С.ПАРХОМЕНКО: То есть вот эти довольно большие деньги, которые вы назвали вначале, эти тысячи, выясняется, что, может, и не так это безумно много, если понимать, что на этом, в общем, расходы почти и заканчиваются.

Е.КОНКИНА: Ну, чаевые и сувениры.

С.ПАРХОМЕНКО: Ну да, потому что ты куда-то обычно едешь и понимаешь, что ты заплатил вот, а еще нужно каждый день ужинать, а еще нужно передвигаться с места на место, а еще там масса каких-то удовольствий и покупок того и сего, и нужно иметь довольно большой карманный бюджет. Здесь нет, да? Здесь все вы покупаете сразу?

Е.КОНКИНА: Да. Все покупаете сразу.

С.ПАРХОМЕНКО: Понятно. То есть можно рассчитать какую-то общую стоимость отпуска и уже понимать…

Е.КОНКИНА: По поводу гастрономических удовольствий. Вот в Найроби есть очень известный ресторан, называется «Карнивор» - там оплачиваешь определенную сумму.

С.ПАРХОМЕНКО: Карнивор – это «мясоед».

Е.КОНКИНА: Да. И там приносят, пока не лопнешь, разные виды мяса. От буйвола до страуса, крокодила и так далее.

Н.ГОЛОВАНОВ: Да, там очень вкусно.

С.ПАРХОМЕНКО: Я, кстати, хотел спросить насчет всяких экзотических источников этого всякого мяса. Кормят ли чем-нибудь таким нетривиальным?

Н.ГОЛОВАНОВ: Всем тем, что там бегает, кормят. Охота запрещена, но в каких-то необходимых пределах, видимо, они добывают.

С.ПАРХОМЕНКО: На что похож крокодил? Ты пробовал крокодила?

Е.КОНКИНА: На лягушку, которая со вкусом рыбы.

Н.ГОЛОВАНОВ: Я пробовал раньше в Намибии, я Южной Африке. Да ничего интересного.

С.ПАРХОМЕНКО: Да? Ничего особенного?

Н.ГОЛОВАНОВ: Не могу вспомнить, на что похож. Я помню, что не понравилось мне ничего.

Е.КОНКИНА: Он либо нравится навсегда, либо не нравится.

С.ПАРХОМЕНКО: Понятно. То есть, в общем, нельзя сказать, чтобы была какая-то очень специфичная кухня, о которой стоит отдельно разговаривать и специально за этими впечатлениями туда ехать?

Е.КОНКИНА: Я не заметила. Обычная кухня, стандартная.

С.ПАРХОМЕНКО: Ну потому что есть всякие удивительные исключения. Есть, например, знаменитая на весь мир эфиопская кухня. Вот Эфиопия – страна, казалось бы, совершенно нищая, сухая, пустынная и так далее, а кухня там очень интересная, очень необычная, вся состоящая из каких-то особенных продуктов и особым образом употребляемых. И есть даже по миру довольно много эфиопских ресторанов.

Е.КОНКИНА: Нет, не тот случай. Но очень хорошее южно-африканское вино красное.

С.ПАРХОМЕНКО: Да, которое там можно считать местным.

Е.КОНКИНА: Дешевое и хорошее.

С.ПАРХОМЕНКО: Понятно. Ну и тоже – ясно, что никаких особых отвлечений от общей программы по этой части не получится. Нельзя, наверняка, как везде в Африке, есть на улице. И лучше не соваться в какие-то местные заведения. Так ведь?

Е.КОНКИНА: Лучше этого не делать, да.

С.ПАРХОМЕНКО: То есть лучше доверяться тому туру, который вы купили изначально. Я напоминаю, что 363 36 59 – это наш телефон прямого эфира, и ничто не мешает вам сейчас позвонить. Если я увижу на линии звонок, я с удовольствием сниму трубку. Но только, пожалуйста, если вам есть что рассказать по этому поводу – если у вас есть какой-то собственный африканский опыт, если у вас есть какие-то собственные впечатления, если вам удавалось устроить какое-то там свое собственное приключение. Удивительно – еще одна просьба рассказать про кухню Кении. Люди как-то поразительным образом все-таки на этом сосредоточены. Давайте все-таки, пока собираются нам звонки, два слова скажем про – хотя Никита заклеймил это – какой-то околоокеанский отдых. Все-таки Индийский океан под боком, и я на какой сайт ни приду, посвященный Кении, обязательно там что-то такое про белый песок, про какие-то необыкновенные пляжи. Что, действительно так хороши пляжи?

Е.КОНКИНА: Пляжи обыкновенные, нормальные. Купаться можно. Индийский океан всегда теплый. Поэтому круглогодичный пляжный отдых там есть. Можно заниматься снорклингом, можно занимать виндсерфингом. Кстати, неплохой там виндсерфинг. Хорошая рыбалка. Ну, Индийский океан – приливы и отливы есть.

С.ПАРХОМЕНКО: То есть в определенное время нужно выходить на этот самый пляж?

Е.КОНКИНА: Да. Песок обыкновенный. В отелях практически во всех есть СПА с аюрведой (индийское влияние). Туристы либо на рыбалку ходят, либо занимаются снорклингом, либо улучшают кожные покровы и общее самочувствие.

С.ПАРХОМЕНКО: Понятно. Скажите, пожалуйста, а есть не-сезон? Вот вы говорите, что океан всегда теплый, что там всегда жарко. Есть какое-нибудь дождливое время, какой-нибудь муссон, что-нибудь такое, когда лучше не соваться?

Е.КОНКИНА: Да, в Кении ситуация следующая. Есть большой и малый сезоны дождей. Большой сезон дождей – с апреля по середину июня. И малый – с октября по ноябрь. Самые жаркие месяцы – январь-февраль, потому что это за экватором, и июль-август – самые прохладные месяцы.

С.ПАРХОМЕНКО: Самые прохладные – это как?

Е.КОНКИНА: Это примерно 20. Тепло тоже, но 20-22. В Мобмаса всегда теплее, чем в центре, чем в Найроби.

С.ПАРХОМЕНКО: Ну то есть это не то что там 50 градусов круглый год, не то что это какая-то дикая несусветная жара.

Е.КОНКИНА: Нет, такой жары нет. 25 градусов даже не экваторе. Вообще, там удивительная погода. Очень хорошая. Знаете, как в Подмосковье, когда очень хороший день, когда мы все говорим – «ах, какой хороший день сегодня!» Вот такая погода в Кении – сухо…

С.ПАРХОМЕНКО: Никит, а у тебя какое ощущение?

Н.ГОЛОВАНОВ: Я вот как раз вспоминаю. Поскольку первый раз я там был в начале июня, и как только что было сказано, это большой сезон дождей, я что-то не припоминаю ни одного…

С.ПАРХОМЕНКО: Ну вот я тоже был в Таиланде в сезон дождей – как-то дождя мы ждали первые две недели. Наконец что-то такое там накрапало.

Н.ГОЛОВАНОВ: А второй раз я был в начале августа, а это, вы сказали, самое холодное время.

Е.КОНКИНА: Да, это самый прохладный месяц.

Н.ГОЛОВАНОВ: Ну, было не жарко, но очень комфортно.

С.ПАРХОМЕНКО: Но нет ощущения какой-то удушающей жары, что совсем невозможно существовать?

Н.ГОЛОВАНОВ: Нет, там хороший климат. Наверное, есть места, где выжженные саванны, полупустыни.

С.ПАРХОМЕНКО: Но вот в этих парках, ради которых, собственно, все происходит?

Н.ГОЛОВАНОВ: Очень хорошо. Там достаточно тени. В гостиницах это все в лесу, в таких джунглях.

Е.КОНКИНА: Даже прохладно бывает ночью, да.

С.ПАРХОМЕНКО: 363 36 59 – это наш телефон прямого эфира. Вот я вижу несколько звонков и попробую сейчас снять трубку и выслушать ваши истории про Кению. Алло.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, добрый день. Федор Васильевич, я из Москвы. Я провел 20 лет в Кении.

С.ПАРХОМЕНКО: Ничего себе! А что вы там делали, Федор Васильевич?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, я был экспертом ООН.

С.ПАРХОМЕНКО: Потрясающе. Что-нибудь связано с Фондом Дикой Природы?

СЛУШАТЕЛЬ: Да.

С.ПАРХОМЕНКО: Здорово. Как нам повезло. Так вы большой специалист по этому.

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, как говорят в известном фильме, меня выдвинули и забыли задвинуть.

С.ПАРХОМЕНКО: А в какие годы, простите, вы там были?

СЛУШАТЕЛЬ: С 75-го по 96-й.

С.ПАРХОМЕНКО: Целая эпоха за это время сменилась.

СЛУШАТЕЛЬ: Ваши коллеги или гости, конечно, много знают об этой стране, но…

С.ПАРХОМЕНКО: Но конечно, не столько, сколько вы.

СЛУШАТЕЛЬ: Но они не совсем точны.

С.ПАРХОМЕНКО: Ну поправьте их, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: А я не буду поправлять, просто добавлю. Например, там не только можно смотреть животных, а, например, неплохая рыбалка. Так что для любителей рыбалки, пожалуйста.

С.ПАРХОМЕНКО: Собственно на океане или где-то внутри, озера, что-то такое?

СЛУШАТЕЛЬ: Это уже за Момбасой, туда едешь, там специальные клубы. И ради бога, ловите, и успешно. Плюс – упоминалось озеро Найваша. Там прекрасная ловля басса – это что-то между судаком и окунем. На спиннинг прекрасно.

С.ПАРХОМЕНКО: И небось он отрастает какой-нибудь огромный, как всегда в Африке.

СЛУШАТЕЛЬ: Ну бывают и хорошие экземпляры. Я сам много там летал на самолете. И тоже, если кто-то имеет право, пожалуйста, он спокойно возьмет этот самолет. Тогда это стоило не так уж и дорого – ради бога летай и смотри, и диких животных можно смотреть.

С.ПАРХОМЕНКО: Просто взять в аренду самолет?

СЛУШАТЕЛЬ: В аренду, конечно. Там оплачиваешь полетное время, а на каждый полетный час тебе сутки позволяют держать самолет на земле. То есть вы можете прилететь, побыть там и назад.

С.ПАРХОМЕНКО: Подождите. Но это же не обязательно самому сидеть за штурвалом. А можно арендовать вот такой самолетик?

СЛУШАТЕЛЬ: Конечно. Но лучше, когда сам. Я, например, сам летал. Теперь – охота там, к сожалению, сейчас разрешена. Но она не рекламируется, и это только для богатых. Примерно 10 000 долларов за выстрел. Поэтому…

С.ПАРХОМЕНКО: Ну, это, видимо, какой-то отдельный канал попадания туда. Потому что Лена Конкина, например, отчаянно машет головой и говорит: «Нет-нет, невозможно».

СЛУШАТЕЛЬ: Это те, кто приезжает из Эмиратов, эти шейхи. Ну есть. Дороги нормальные. И если машину возьмешь, все получится. Не надо тут пугать. Насчет прививок – лучше сделать одну, от малярии. Хотя она нигде не упоминается среди активных рекомендаций.

С.ПАРХОМЕНКО: Ну, может, у вас уже какие-то относительно устарелые сведения, 70-х годов…

СЛУШАТЕЛЬ: Да нет, 96-й год.

С.ПАРХОМЕНКО: Ну, 96-й год тоже, извините, сколько лет прошло. 13 лет.

СЛУШАТЕЛЬ: А буквально месяц назад я виделся со своей очень близкой знакомой, которая там живет. Так что мы все это знаем.

С.ПАРХОМЕНКО: Случается, значит.

СЛУШАТЕЛЬ: Теперь – там прекрасные карты, если путешествовать. Что еще интересного…

С.ПАРХОМЕНКО: Про людей. Вот если вы там жили, в отличие от наших гостей, которые там все-таки бывают либо по профессиональной надобности, либо по своей фотографической надобности, а вы там почти местный житель. Расскажите, пожалуйста, про местное население два слова.

СЛУШАТЕЛЬ: Местное население. Конечно, утверждение, что там все знают английский язык, очень далеко от истины.

С.ПАРХОМЕНКО: Ну, наверное, те, кто имеет дело с туристами, кто работает в этой индустрии, конечно. Мы ж про этих людей говорим.

СЛУШАТЕЛЬ: Да, и неплохо говорят индусы. Там большая прослойка административно… высшая, вот они, конечно, более или менее знают. Много клубов, прекрасные теннисные корты. Всем этим тоже можно разнообразить свой отдых.

С.ПАРХОМЕНКО: А вам удавалось там как-то войти в контакт с какими-то местными племенами? Вот с масаями знаменитыми?

СЛУШАТЕЛЬ: Конечно.

С.ПАРХОМЕНКО: Это опасно, неопасно? Скажите два слова. Интересно или неинтересно?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, вы знаете, там, конечно, иногда держишься на расстоянии, потому что либо ты должен быть профессионалом и все знать – какие прививки сделать, как вести себя, либо это такие обзорные посещения – раздача помощи, например. Это, конечно, не знание хорошее. А народ гостеприимный. Масаи очень не любят, чтобы их фотографировали. Это одно из племен, которые очень как раз живописные…

С.ПАРХОМЕНКО: Вот как жаль, что вы по телефону, а не по телевизору с нами общаетесь. Потому что Никита Голованов немедленно сыграл тут целый балет в ответ на эти слова. И смысл этого балета следующий – что если заплатить, то отлично можно пофотографировать. Он так очень характерно показал, что ерунда. Дай три копейки, и будешь фотографировать сколько хочешь.

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, за три копейки уже не будут.

С.ПАРХОМЕНКО: Сейчас, Федор Васильевич, подождите секунду. Я не хочу вас отключать, но хочу, чтобы Никита, тем не менее, вставил свою реплику.

Н.ГОЛОВАНОВ: Мое впечатление – масаи обожают фотографироваться, но они давно поняли, что на этом можно еще и заработать. Поэтому если пытаться сфотографировать их, не заплатив, можно нарваться на агрессию. Они могут даже схватиться за камень и сделать вид, что сейчас бросят.

СЛУШАТЕЛЬ: Совершенно верно.

С.ПАРХОМЕНКО: Но, тем не менее, не бросят, я надеюсь. Все-таки не до такой степени.

Н.ГОЛОВАНОВ: Не бросают. На самом деле, они только мечтают о том, чтобы им дали денег.

С.ПАРХОМЕНКО: Подождите, мы совершенно про это не сказали – а что за деньги-то там ходят?

Е.КОНКИНА: Кенийские шиллинги.

С.ПАРХОМЕНКО: А, свои. То есть не то что там с долларами в руках можно ходить.

Е.КОНКИНА: Нет, кенийские шиллинги. Вот курс был – за один доллар давали 80 кенийских шиллингов. Может, будет кому-то полезно из туристов – хороший самый курс был в аэропорту, самый лучший. Мы потом не встретили подобного.

СЛУШАТЕЛЬ: Когда кто-то соберется путешествовать один, тем более по этим дорогам, нужно иметь в виду, что те же масаи имеют привычку, когда завидят издалека машину, они начинают перегонять свой скот с одной стороны дорожки на другую, чтобы машина обязательно остановилась. И часто туристы не понимают, чего они хотят.

С.ПАРХОМЕНКО: Ну да, а хотят шиллингов.

СЛУШАТЕЛЬ: Нет. Они просят маджи – это вода. А все туристы, большинство, понимают, что money. Они суют им эти шиллинги, а надо бутылки с водой. И вот настолько там бывает там сухо. И последнее время бывали жесточайшие засухи.

С.ПАРХОМЕНКО: Федор Васильевич, спасибо вам огромное. Очень неожиданный звонок. Как-то, надо же, не перестаешь удивляться, что аудитория «Эха Москвы» содержит в себе просто любых специалистов, каких угодно. Какой вопрос ни задай, обязательно нарвешься на кого-нибудь, кто хорошо в этом понимает. спасибо вам большое. Спасибо за этот звонок. И слушайте нашу передачу. Нет сомнений, что будет еще много Африки, и вы нам еще очень пригодитесь по этому поводу. Спасибо. Ну вот вам, пожалуйста, живой голос соотечественника. Очень, между прочим, интересная история с самолетами, которая произвела на меня большое впечатление. Потому что, насколько я знаю, довольно много уже наших соотечественников, которые по разным аэроклубам под Москвой стараются и учатся и страшно жалуются, что, собственно, летать-то негде.

Н.ГОЛОВАНОВ: Я знаю, давно уже южноафриканские маршруты исследовали – действительно, проблем нет с этим.

Е.КОНКИНА: Кроме того, тем, кто не водит самолет, надо иметь в виду, что малая авиация в Кении очень развита, и там есть просто есть чартерные рейсы, которые летают из Момбасы в Масай Мара, например. И во всех национальных парках есть маленькие аэродромы.

С.ПАРХОМЕНКО: То есть правильно я понимаю, что если есть деньги и можно себе позволить, то можно избежать вот этого вот длинного неприятного изматывающего переезда, о котором говорил Никита, а, например, перелететь самолетиком.

Е.КОНКИНА: Да, из одного национального парка в другой, из Момбасы в самый дальний.

С.ПАРХОМЕНКО: Но это уже какие-то серьезные деньги.

Е.КОНКИНА: Это уже чуть дороже. Но малая авиация в Кении развита очень сильно.

С.ПАРХОМЕНКО: Никит, у нас осталось полторы минуты буквально – что-нибудь не упомянули из важных твоих впечатлений кенийских? Вот есть, может быть, что-то такое, от чего ты хочешь предостеречь или что посоветовать?

Н.ГОЛОВАНОВ: Очень много. Ничего мы, конечно, не успели рассказать.

С.ПАРХОМЕНКО: Ну, это как всегда.

Н.ГОЛОВАНОВ: Я только закончу историю с масаями и фотографией. Купить их расположение несложно, они только этого и ждут, но засада заключается в том, что как только ты даешь им деньги, они начинают позировать…

С.ПАРХОМЕНКО: Как плохие голливудские актеры.

Н.ГОЛОВАНОВ: Да. И кому нужны такие фотографии, абсолютно непонятно. Есть целые поселки для туристов устроенные масайские. Те дерут просто серьезные деньги за то, чтобы фотографировать. По-моему, мы подъехали, с нас попросили по 30 долларов американских с каждого человека. Ты заходишь в эту деревню и фотографируешь. Но если тебе нужна эта голливудская деревня построенная с декорациями…

Е.КОНКИНА: Там еще можно в дом зайти.

С.ПАРХОМЕНКО: Ну, то есть, в общем, если хочешь настоящей масайской жизни, нужна какая-то фотографическая сноровка…

Н.ГОЛОВАНОВ: Да, чтобы подкрасться и снять, как они на самом деле живут.

С.ПАРХОМЕНКО: А уж потом заплатить.

Н.ГОЛОВАНОВ: Да, у меня опыт и тот и другой. Я снимал какого-то мальчика издалека масайского на фоне гигантских спутниковых тарелок. Очень был экзотический пейзаж. Потом я решил, что мальчику все-таки надо дать денег. Подошел, дал ему копеечку какую-то, мальчик тут же схватил ягненка новорожденного на руки, взял какую-то дубинку свою, встал в позу воина…

С.ПАРХОМЕНКО: Спасибо большое. Я думаю, Лен, мы должны назвать еще раз телефон быстренько. Все-таки это будет полезно для тех, кого мы тут увлекли.

Е.КОНКИНА: 495 739 09 57.

С.ПАРХОМЕНКО: Вот. Это «Международный клуб путешествий», она же ITC. Все это делалось при содействии Ассоциации туроператоров России, нашего постоянного партнера по программе «Побег». Большое спасибо Никите Голованову, большое спасибо Лене Конкиной. Спасибо вам за то, что были с нами в этот поздний час. Программа «Побег» продолжает свою жизнь на волнах «Эха Москвы». До будущей среды. До полуночи. Не знаю, куда поедем, но в какое-нибудь интересное место.

http://echo.msk.ru/programs/pobeg/588557-echo/

Вернуться назад

Внимание!

Вебинары

Опрос

    Ваши туристы бронируют Россию?
    архив
Регистрация на мероприятие