Реклама на сайте На сайте зарегистрировано 263636 пользователей
Перейти на главную страницу Написать письмо в АТОР Карта сайта $lang['icon_print']
Русская версия English version

Страховщики остаются в роли фингарантов туроператоров

24.12.2018

Страховщики остаются в роли фингарантов туроператоров

О том, в каких переменах сегодня нуждается практика регулирования туристической отрасли, что принесет рынку добровольное страхование туроператоров, почему идея страхования каждого тура – не только утопична, но и вредна для отрасли, мы беседуем с Юлией Алчеевой, заместителем генерального директора страховой компании ERV.

Юлия Алчеева, заместитель генерального директора страховой компании ERV

 Уходящий год ознаменовался крахом нескольких туроператорских компаний – по счастью, некрупных. Медиа заостряют внимание на том, что туристы во многих случаях не получили практически ничего. Последний случай с «Жемчужной рекой», похоже, из той же серии. Ваше мнение, в чем корень проблемы?

– Это действительно головная боль двух отраслей: и туристической, и страховой. И она связана, прежде всего, с регулированием. Которое надо, несомненно, менять. Как вы знаете, около трех четвертей ущерба туристов в 2018 году от ухода с рынков туроператорских компаний относится к случаю с «Натали Турс». Преподнесение в СМИ этой истории – о том, как «жадные страховщики» выплатили «всего 5%» от суммы тура – честно говоря, поражает степенью искажения вопроса. Страховщик честно выплатил туристам столько, сколько было возможно в пределах страховой суммы, – 100 миллионов рублей. Давайте зададим лучше другие вопросы – тем, кто регулирует отрасль?

Страховщик честно выплатил туристам столько, сколько было возможно в пределах страховой суммы, – 100 миллионов рублей. Давайте зададим лучше другие вопросы – тем, кто регулирует отрасль?

Например, как так случилось, что три юрлица «Натали Турс» были застрахованы на 150 млн рублей в совокупности, а бизнес де-факто вело одно, а поэтому 100 миллионов просто пропали, будучи фиктивной страховкой? Почему количество отправленных туристов в отчетности не совпадает с количеством реально отправленных? Почему фонд персональной ответственности «Натали Турс» при таком количестве пострадавших оказался столь ничтожно малым? Кто должен за это отвечать?

Что произошло с той же самой «Жемчужной рекой»? Кто позволил им заниматься туроператорской деятельностью со страховкой в 10 млн рублей? Кто и как рассчитал, что этого будет достаточно? Средняя выплата пострадавшим туристам в 2018 году – 50 тыс. рублей. Страховой суммы «Жемчужной реки» хватит на полные выплаты 200 туристам. Этого не было видно? Хорошо, не заметили. А то, что туроператор отправляет полные чартеры на Хайнань из десятка городов – это-то, надеюсь, было видно?

Почему «РоссТур» не платил взносы в «Турпомощь» два квартала, а его не исключали? Ведь неплатежи – самый очевидный звоночек!

К чему все эти вопросы? Честные ответы на них подводят нас к выводу о том, что страхование ответственности туроператора не может и не должно быть безальтернативным инструментом возмещения ущерба туристам в случае банкротства компании. 

Не потому, что «так хотят страховщики». А просто потому, что этот механизм так работать не должен. Принцип «у туроператора же есть страховка, и этого хватит» должен уйти в  прошлое. Он просто не обеспечивает защиту туриста. В этом смысле мы поддерживаем недавнюю инициативу Минфина.

 И что может прийти на смену вмененному страхованию? Как сделать возмещение ущерба хотя бы приемлемым по размеру, гарантированным?

– Здесь опять множество вопросов к регулятору. Давайте посмотрим вместе. У нас многоступенчатая система защиты туриста. У туроператора есть, например, фонд персональной ответственности, средства из которого берутся тогда, когда не хватает страховки. Почему никто не обсуждает вопрос, что у того же самого «Данко», прекращение деятельности которого нанесло ущерб в 50 млн рублей, в фонде персональной ответственности – 3 млн рублей, а у во много крат большей компании «Натали Турс», ущерб от краха которой – 1,8 млрд рублей – в этом фонде было всего 6 млн рублей?

Еще, на мой взгляд, стоит заняться, наконец, созданием такого отраслевого закона и нормативной базы, при которых руководство ушедшей с рынка туркомпании начнет отвечать своим имуществом перед туристами.

 О каком имуществе идет речь?

– Ну, совсем не секрет, что, скажем, руководитель одной из компаний, чье банкротство потрясло летом рынок, продолжает свой бизнес под другим названием. Только в роли «консультанта». А туристам он не должен ничего?

Не секрет, что руководитель одной из компаний, чье банкротство потрясло летом рынок, продолжает свой бизнес под другим названием. Только в роли «консультанта». А туристам он не должен ничего?

Возьмем случай с тем же «РоссТуром». На одном из совещаний в Ростуризме г-н Недополз прямо заявил, что у него «отвалилась туроператорская рука», а другая, агентская – «продолжает работать».

Постойте, но как это? Это же один бизнес. Его бизнес. Он – и никто другой – должен платить пострадавшим туристам из своих денег. Из тех денег хотя бы, которые зарабатывает его второй бизнес. Разве не он должен заплатить своим клиентам за свой, по его вине возникший «кассовый разрыв»? Разве не так?  

 То, что вы предлагаете, требует комплексного изменения целого ряда законов и самой практики… А как вам такая, простая вроде бы идея, муссирующаяся сегодня на туррынке, – «страхование каждого тура»?

– Это абсолютно нереально. Во-первых, как мы измерим вероятность наступления страхового события? Сейчас оно вообще 1 к 1. Я уже говорила, что регулирование отрасли у нас сейчас – волюнтаристское. Взять хотя бы недавние случаи с приказами Ростуризма по «Натали Турс» и по «Жемчужной реке». Скажите мне: почему даты начала неисполнения обязательств этими компаниями – ретроспективные, отличаются от даты приказа?

Да, Ростуризму дали право исключать компании из реестра. Но на каких основаниях дату начала страхового события отодвигают? На основании неисполнения ими обязательств перед туристами? Хорошо, а как определить такое неисполнение? Неисполнение обязательств перед двумя туристами? Две задержки рейса? Или только если целый борт не отправили? Где это прописано? В каком законе, в каком нормативном акте? Нам говорят, что так действовали «ради туристов». Ну и что получили туристы? 4,9% от суммы тура?

Если даты наступления страхового случая могут меняться просто потому, что «так захотел» регулятор, – никакие риски попросту не просчитываются. А страховщики с такими рисками не работают.

Если даты наступления страхового случая могут меняться просто потому, что «так захотел» регулятор, – никакие риски попросту не просчитываются. А страховщики не могут работать с рисками, вероятность которых не измеряется.

Но, предположим, нас обяжут это сделать. Хорошо. Давайте считать. Некоторые операторы отправляют в год до миллиона туристов. На какую сумму мы должны их застраховать в таком случае? Средняя сумма ущерба туристам в 2018 году может характеризовать средний чек тура. Это 90 тыс. рублей. То есть, кто-то хочет сказать, что мы должны застраховать туристов одного туроператора на 90 миллиардов рублей?

Нам кто-то хочет сказать, что мы должны застраховать туристов одного туроператора на 90 миллиардов рублей? А кто это будет делать? Ни у одной компании просто не хватит резервов.

А кто это будет делать? Ни у одной страховой компании просто не хватит резервов: нам просто не даст Центробанк застраховать такую ответственность. Вы знаете, что российская национальная перестраховочная компания отказалась от перестрахования ответственности туроператоров? О каком вообще «страховании каждого тура» на нашем рынке тогда может идти речь? Кто страховать их будет? ERV, возможно, и сможет. Но мы – исключение из правил: за нами три мировых перестраховщика. А больше не сможет никто.

Еще один момент. Предположим, что компания «Натали Турс», отправлявшая в год порядка 200 тысяч туристов, застраховала бы каждый свой тур. Хорошо, давайте возьмем среднюю выплату по 2018 году – 50 тысяч рублей. Какой размер ответственности надо было бы застраховать? Десять миллиардов рублей? Мы уже обсудили, что никто и никогда такое не застраховал бы. Но тут другой вопрос. А какой экономический смысл страховать всю ответственность? Ведь не все пострадают. У «Натали Турс» из их 200 тысяч пострадали 12 тысяч. Ущерб был не 10, а 1,8 млрд. Какой тогда смысл в страховании всей ответственности, каждого тура? Правильно, никакого.

Ну и напомню о деньгах: в коммерческой практике в России были случаи страхования «от банкротства туроператоров» – это делал «Капитал Тур». Такая страховка стоила 8% от суммы тура. И не может стоить меньше. Все готовы к тому, что все туры на рынке подорожают одномоментно и безусловно на 10%? Я думаю, что никто не готов.

Страхование каждого тура? А все готовы к тому, что все туры на рынке подорожают одномоментно и безусловно на 10%? Я думаю, что никто не готов.

 Вы предложили внимательнее посмотреть на фонды персональной ответственности туроператоров – наполнять их больше. Но ведь потому и прибегают к страховкам: кто сможет положить туда хотя бы полмиллиарда живых денег? ТОП-5 туроператоров, наверное, смогут. А остальные?

– Да. Мы прекрасно все это знаем. Положить в эти фонды полмиллиарда или миллиард не может почти никто, все верно. Персональный фонд настолько неудобен для туроператора, что бессмысленно ожидать его пополнения в должном объеме. Требовать от туроператора уставного капитала в 300 млн р. глупо. Требовать некоего «соотношения маржи платежеспособности» - тоже глупо. Нет его. Нет активов – с чем соотносить?

Требовать от туроператора уставного капитала в 300 млн р. глупо. Требовать некоего «соотношения маржи платежеспособности» глупо. Нет ее. Нет активов – с чем соотносить?

Что делать? Выскажусь на фоне инициативы Минфина отказаться от вмененного страхования ответственности туроператоров, сделать ее сугубо добровольным делом компаний. Возможно, имеет смысл создавать вместо резервного фонда некий «общий фонд» для выплат туристам. По принципу «общего котла». Вместе всем шестиста операторам будет гораздо легче такой фонд пополнять. Вопрос, конечно, в том, кто таким фондом будет управлять и какой объем средств он будет аккумулировать.

Во-первых, на мой взгляд, тут может помочь задействование самого бизнеса в управлении таким фондом на основе саморегулирования. Когда бизнес сам не допускает в «общую ванну» не слишком «чистых» и подозрительных «новичков». Во-вторых, в таком фонде могут учитываться не только взносы участников, но и их страховые гарантии: страховщики не отказываются делить с туроператорами эту ответственность. Но я считаю, что и над такими фондами должен быть и куратор – в лице государства. Тот, кто определяет правила и строго, ежечасно следит за ними, – как это, например, делает ЦБ на страховом и банковском рынке.

 Пока что все это идеи, а процесс реформирования отрасли вряд ли будет очень быстрым... А что уже можно сказать о том, как поменяется политика страховых компаний в страховании ответственности туроператоров при нынешних правилах?

– Да, страховщики за добровольное страхование туроператоров, а значит, против полной его отмены/замены, по крайней мере, на ближайшие годы, пока отрасль не сформирует необходимую финансовую систему. Подчеркну еще раз: страховщики не «уходят» из туристического бизнеса. Мы остаёмся и поддержим тех туроператоров, кто внушает доверие, прежде всего по результатам оценки их финансовых показателей.

Страховщики не «уходят» из туристического бизнеса. Мы остаёмся и поддержим тех туроператоров, кто внушает доверие, прежде всего по результатам оценки их финансовых показателей.

Несомненно, со стороны страховщиков на фоне случившегося в 2018 году будет ужесточение условий страхования. Не буду говорить за всех, но мы уже вряд ли будем брать новых клиентов на этот вид страхования. У нас сбалансированный, хорошо просчитанный пул туроператоров.

Что касается других игроков, то предполагаю, что будет либо пересмотр условий страхования – например, введение франшизы в пользу страховщика, либо повышение суммы страховой премии, либо более жесткие условия по финансовой отчетности компании. И, наконец, думаю, что большинство компаний будут страховать ответственность туроператоров только при условии продажи полисов медицинского страхования от конкретного страховщика.

Кроме того, я считаю, что рынок и законодательство придет к идее лимита страховой выплаты. Он есть везде. В ОСАГО. В страховании банковских депозитов: вкладчик не может получить свыше определенной суммы. В страховании запуска космических кораблей – тот же самый принцип. Почему этого лимита нет в страховании ответственности туроператоров? 

Лимит страховой выплаты есть в ОСАГО, в страховании банковских депозитов: нельзя получить свыше определенной суммы. Почему этого лимита нет в страховании ответственности туроператоров? 

Есть ли этому какие-то рациональные объяснения? Я таковых не вижу. А ведь введение такого лимита, на мой взгляд, заставит туристов серьезнее относиться к выбору туроператоров, особенно в случае дорогих туров. Потребитель все больше будет обращать внимание на надежность компании, на ее членство в отраслевых ассоциациях – например, в АТОР.

На мой взгляд, нынешняя ситуация все равно приведет к тому, что застраховать свою ответственность смогут немногие. И такое положение вещей нуждается, во-первых, во вдумчивом анализе, а во-вторых, в разработке новой схемы регулирования работы отрасли совместно с самим бизнесом. Мне кажется, что Минэкономразвития это понимает, и я надеюсь, что и АТОР, и ВСС смогут внести свой вклад в установление новых правил на рынке.

 

Еще больше интересных материалов от АТОР - в нашем канале на Яндекс.Дзен.

Получать новости "Вестника АТОР" также можно, подписавшись на наш канал в Telegram или на обновления нашей странички в Facebook

Бесплатные онлайн-курсы, вебинары АТОР и электронные каталоги туроператоров вы найдете на портале "Академия АТОР"

Текущие спецпредложения от туроператоров АТОР можно найти здесь.

.

Вернуться назад

Внимание!

Вебинары

АТОР 24

  • 12.03-14.03.19 - Исп. директор АТОР провела встречи с представителями Катара, Туниса, Казахстана, Малайзии, Индонезии, региона Валенсии в рамках выставки MITT
  • 14.03.19 - Представители АТОР приняли участие в рабочей встрече с туроператорами Республики Узбекистан в Посольстве Узбекистана в РФ
  • 13.03.19 - Исп. директор АТОР М. Ломидзе выступила модератором конференции Travel Trends в рамках выставки MITT
Регистрация на мероприятие