Побег из Минска вместе с компанией «Солвекс»

 

 

Сегодня в полночь на радиостанции «Эхо Москвы» -  очередной выпуск программы «Побег». В прямом эфире  Сергей Пархоменко вместе с  заместителем генерального директора компании «Солвекс-Трэвэл» Людмилой Сысойкиной и генеральным директором издательства «Время» Борисом Пастернаком расскажут слушателям, как сбежать из Минска, не уезжая из него и как увидеть в Минске то, что скрыто от глаз обычного туриста. 

Хотим предупредить всех слушателей «Побега»: в ближайшие две недели, 16 и 23 апреля, программы не будет в эфире радиостанции. Это связано с командировкой Сергея Пархоменко, а без него, естественно, совершить «Побег» будет невозможно.  С 30 апреля программа вернется к привычному режиму выхода в эфир - каждую неделю в ночь со среды на четверг.   ПОБЕГ ИЗ МИНСКА   С.ПАРХОМЕНКО: Добрый вечер. 10 минут первого, это программа «Побег» в прямом эфире «Эха Москвы». Я – Сергей Пархоменко. Мы с вами поедем сегодня в Белоруссию, а именно в Минск. Сначала туда поедем, а потом оттуда традиционно сбежим. Ну вот, собственно, я думаю вы уже привыкли к тому, что в ночь со среды на четверг вот так в полночь у нас начинаются неожиданно разговоры про всякие интересные путешествия, про всякие неожиданные направления. А иногда направления очень ожидаемые, нетривиальные пытаемся мы обнаружить там какие-то маршруты, какие-то приключения. Иногда получается, иногда не получается. И где мы только с вами уже не были – были и в Париже, и в Риме, и в Иерусалиме, и в Тель-Авиве, и в Лос-Анджелесе, и в Шанхае, и еще где-то, еще где-то – я уж не помню всего, Сегодня у нас неожиданное направление, для меня лично – я много где был, но, вот, как-то никогда не относился к этому месту как к туристической мекке. Я говорю про Белоруссию, я говорю про Минск. Как всегда у нас здесь в студии гости, сейчас я вам их представлю. Ну, вы помните, что у нас всегда один профессионал, один специалист туристической индустрии. В этот раз это Людмила Сысойкина, заместитель генерального директора туристической компании «Солвекс-тревел». Здравствуйте, Людмила.

Л.СЫСОЙКИНА: Добрый вечер.

С.ПАРХОМЕНКО: Мы с этой компанией уже знакомы. Один раз мы с ее помощью ездили в Тель-Авив – тоже был наш спутник по пути в этот южный город. Это было как-то более очевидно. Ну, посмотрим. А второй гость наш, как обычно, наоборот, не профессионал, но зато человек, в жизни которого с этим местом что-то связано, кто-то много времени провел, кому это место дорого. Вот Минск и Белоруссия – это Борис Пастернак. Здравствуйте, Боря.

Б.ПАСТЕРНАК: Добрый вечер.

С.ПАРХОМЕНКО: Борь, ближе к микрофону, если можно. Так хорошо, да. Вот. Борис Пастернак – очень известный и, не побоюсь этого слова, в прямом смысле этого слова, авторитетный московский издатель, генеральный директор издательства «Время». Я думаю, что в библиотеке у каждого из вас хоть какая-то книжка есть. Мы, вот, в последние несколько минут перед программой обсуждали с Борей, что опять люди стали покупать собрания сочинений, а издательство «Время» как раз этим славно, в частности, в последнее время.

Б.ПАСТЕРНАК: Это правда.

С.ПАРХОМЕНКО: Ну вот. Да, но нас Борис интересует потому, что он происходит, собственно, из Белоруссии, прожил там много лет и до сих пор часто там бывает и по работе, и просто так. И живет там, и дом у него там, и чего только у него там нет. И последние технические сведения, которые я, конечно, обязан вам сообщить – это то, что 970-45-45 работает у нас система SMS +7 985, и потом 970-45-45. Пожалуйста, с любого мобильного телефона – и это немедленно здесь на экране передо мной появится. Я вижу, что система работает, какие-то сообщения уже появились. Ну, и если захотите, можем поговорить по телефону 363-36-59 – это телефон прямого эфира «Эха Москвы» вы знаете без всяких фильтров, без всяких предварительных отслушек, как это называется у профессионалов. Пожалуйста, звоните, если у вас есть что рассказать по этому поводу и если у вас есть истории, если у вас есть какой-то свой особенный опыт. Если вы как-то особенно заинтересованы в этом направлении и что-то у вас с этим связано. Ну вот. Все, я отбыл официальную, формальную часть. И обращаюсь теперь к Людмиле с просьбой поставить меня на место. (смеется) И как-то справиться с моим недоверием. Потому что, действительно, звучит как-то неожиданно, что Белоруссия и Минск – это туристические направления. Я должен честно сказать, что мне никогда в жизни в голову не приходило ехать туда в отпуск или куда-то на каникулы. А между тем...

Л.СЫСОЙКИНА: Не поверите, что пару лет назад я была примерно такого же мнения. И я так думаю, что, к сожалению, это консервативное мнение надо развеивать, да? Как любой стереотип. И для меня, несмотря на то, что я все-таки профессионал в этой области, как я тоже считаю, тем не менее, показателем является реакция на страну. Она меня удивила. И если уж мое субъективное мнение в данном случае не подкреплено аргументами, а у нас принято, что нет пророка в своем отечестве, я приведу маленький аргумент, который, надеюсь, вас убедит. Не далее, как в начале 2009-го года британский туристический портал «Трэвел Мэйл» провел опрос своих многочисленных участников всяких разных туристических поездок. Так вот, немало удивили нас результаты этого опроса, поскольку Беларусь вошла в десятку самых интересных потенциальных на 2009-й год для британцев направлений наряду с Галапагосскими островами, США, Мексикой, Арабскими Эмиратами.

С.ПАРХОМЕНКО: Что случилось? Почему?

Л.СЫСОЙКИНА: Потому что оценили, вероятно. Не только британцы, надо сказать. Это просто официальная информация, это Интерфакс. Итальянцы, немцы в большом количестве посещают Беларусь, поскольку они поняли, что рекреационные возможности этой страны не познаны и обширны.

С.ПАРХОМЕНКО: Что такое рекреационные возможности?

Л.СЫСОЙКИНА: Рекреационные возможности – это все – это природно-климатические возможности, лечебные факторы, возможность провести отдых в разных ракурсах, будь то экскурсионный, спортивный, экологический, агротуризм, лечебный, детский отдых. Это те многочисленные формы, те сегменты, как мы говорим, туристские, которые можно использовать в этой стране.

С.ПАРХОМЕНКО: Ну вот, если бы я, являясь дилетантом, но все же, фантазируя на эту тему, если бы я рекламировал бы Белоруссию, я бы говорил, что это, во-первых, недалеко, во-вторых, недорого, и, в-третьих, значительное количество, ну, во всяком случае в Европе не очень понятно, где еще это искать – дикой и более или менее неосвоенной природы.

Л.СЫСОЙКИНА: Сергей, ну вот видите. вы уже близки к истине. К тому же еще масса достоинств к ряду тех, которые вы перечислили, - невероятно чисто. Экологически чисто и в прямом смысле этого слова. Очень доброжелательно и совершенно безопасно. Очень позитивно настроенные люди, отсутствие паспортных формальностей, визовых формальностей и, как я уже сказала, транспортная невероятная доступность и отсутствие всякого рода языковых барьеров, потому что в Белоруссии 2 государственных языка – русский и белорусский.

С.ПАРХОМЕНКО: Ну, да. Чай, мы не итальянцы. Понятно. Хорошо. Из Москвы совсем недалеко, но, тем не менее, нужно как-то добираться.

Л.СЫСОЙКИНА: Да. Вариантов достаточно много. Давайте начнем с самого быстрого.

С.ПАРХОМЕНКО: С самолета.

Л.СЫСОЙКИНА: Да, совершенно верно. Из Шереметьево, терминал 1 дважды в день вылетают совместные рейсы нашего нацперевозчика Аэрофлота и Белавиа – это белорусский национальный перевозчик, в 10:15 утра и 22:20 вечера.

С.ПАРХОМЕНКО: Почем стоит примерно?

Л.СЫСОЙКИНА: Примерно стоят билеты – ну, в зависимости от того, когда покупаете, это как любой авиационный тариф – ну, примерно, от 3-3,5 тысяч до 7-8 – это самый дорогой, когда в последнюю секунду, вот как я, допустим, спохватившись. То что касается самолетов, летают Боинги-737 или Ту-154, ну, может, и Ту-134 попадется.

С.ПАРХОМЕНКО: И лететь как-то крайне недолго, я так подозреваю? Час с чем-нибудь, да?

Л.СЫСОЙКИНА: Очень недолго. Ну, 1 час 15 летит «тушечка» и Боинг летит 55 минут.

С.ПАРХОМЕНКО: Понятно. Но можно и поездом, как я понимаю.

Л.СЫСОЙКИНА: Поездом. Поездом в среднем ежедневно до Минска как минимум с Белорусского вокзала нашей столицы до 15 поездов. Продолжительность поездки на поезде – она зависит, конечно, от категории поезда, и может продолжаться от 7,5 часов – это самый быстрый поезд, он, правда, и самый дорогой – это Москва-Минск. Но и очень много проходящих поездов – и до Бреста которые идут, и до Варшавы, Берлина прямые поезда. И поэтому, естественно, они все проходят через Минск, и стоимость билета очень демократична. Опять-таки, в зависимости от категории поезда. От 560 где-то рублей общий вагон – есть и такие на брестском поезде, это самые дешевые билеты. 800 рублей – в одну сторону мы сейчас говорим, да? – это плацкарт.

С.ПАРХОМЕНКО: Это все похоже на Питер и по времени, и по ценам. В общем, более или менее, съездить в Минск или в Питер – это так, примерно то же самое.

Л.СЫСОЙКИНА: Совершенно верно. Но вы знаете, что самое большое число наших соотечественников все-таки предпочитает на собственном автомобиле. Около 700 километров. Смотрите, до Смоленска 378 километров, 328 от Смоленска до Минска. Как только пересекаешь белорусскую границу, считай, что ты в Европе, потому что качество дорог в Белоруссии – отменное.

С.ПАРХОМЕНКО: А что происходит с границей? Она вообще существует, ее как-то видно? Там есть пропускной пункт, надо стоять в очереди?

Л.СЫСОЙКИНА: Значит, если вы летите на самолете, вы формально проходите – нет паспортного режима, вы идете в общем потоке россиян, потому что даже рейсы стоят в том терминале, где нет паспортного контроля. Это если самолет. Если железная дорога, то пересекая белорусскую границу, нет пограничников, которые проходят по поездам. Как мы даже пересекаем границу с Украиной, это здесь имеет место быть. В Белоруссии этого нет. Ну, естественно, границы же существуют как таковые. Поэтому при пересечении на автомобиле, безусловно, нужно обязательно, чтобы автомобиль был оснащен всей документацией и приобретается страховка при пересечении границы. И чтобы у нее были нормальные показатели, пройденный техосмотр – чтобы она никаких не доставляла беспокойств на территории Белоруссии.

С.ПАРХОМЕНКО: А вот Боря, небось, ездил на машине туда много раз. А где бензин дешевле или дороже?

Б.ПАСТЕРНАК: Я езжу почти все время и каждый месяц пару раз. Поэтому знаю уже досконально это все. Бензин сравнительно так. Если у нас 20 рублей, то в Минске – 30.

Л.СЫСОЙКИНА: 31 позавчера, да.

С.ПАРХОМЕНКО: Во как. То есть там даже дороже бензин, чем в Москве.

Б.ПАСТЕРНАК: Ну, не даже. А почему он там должен быть дешевле?

С.ПАРХОМЕНКО: Не знаю. Мне как-то казалось, что все-таки стоимость бензина, если не считать Соединенных Штатов, то это как-то функция уровня жизни, и в дорогих странах он – дорогой, в дешевых – дешевле.

Б.ПАСТЕРНАК: Нет. Продукт покупается в России и, естественно, наценка местная.

Л.СЫСОЙКИНА: Но дешевле чем в Европе, отметьте, пожалуйста.

С.ПАРХОМЕНКО: Понятно. Вывод. То есть если вы едете на машине, то заправьтесь до горла.

Б.ПАСТЕРНАК: Я заправляюсь перед границей и мне хватает этого туда и обратно.

С.ПАРХОМЕНКО: Чтобы выехать за эту же границу.

Б.ПАСТЕРНАК: Ну, да.

С.ПАРХОМЕНКО: Понятно. Какие-то технические вещи. Следующий вопрос вот какой, который сразу возникает. Как-то мы все говорим «Белоруссия, Белоруссия, Белоруссия, Белоруссия». А надо ли ехать в Минск? Собственно, Минск из себя, где нет природы, где нет лесов, экологии и всего того, что вы только что перечислили – все это не в Минске происходит. Может, как-то объехать его стороной? Он вообще нужен зачем-нибудь, Минск?

Л.СЫСОЙКИНА: Нужен. С моей точки зрения, нужен. И нужен он прежде всего тем, что для себя я опять-таки развеяла миф, что Минск... Почему он не представлял интереса и почему мои дороги-пути за всю туристскую многочисленную жизнь обходили Минск? Потому что Минск – это город практически на 80 с лишним процентов отстроенный после Второй мировой войны, и поэтому мне казалось, что он не представляет интереса архитектурного, исторического. Это была моя, естественно, ошибка. Потому что Минск, несмотря на то, что основные проспекты построены в стиле сталинского ампира, невероятно хорош. Он красив. Ну, восторженные эпитеты я хочу подкрепить, например, двумя такими вещами. Широкие проспекты, много воздуха и света. И знаете, чего нет в Минске, что не уродует этот чудный город? Это вот эта шагрень, вот эта нароста, короста, которая существует во всех наших современных городах – это излишнее. Я не могу сказать, что там нет рекламы. Да, там есть большие рекламы, но нет перетяжек.

С.ПАРХОМЕНКО: Ну, я думаю, что белорусские предприниматели отнеслись бы к этому по-другому, к отсутствию рекламы.

Л.СЫСОЙКИНА: Нет, есть реклама. Она цивилизованная, не препятствующая обзору города, его архитектуры. 5 лет назад, кстати, в Минске была принята очень интересная программа комплексной подсветки зданий. Что представляет из себя Минск вечером – по нему можно гулять, кстати, совершенно безопасно и вечером, и ночью, а ездить по нему можно бесконечно – это доставляет колоссальное удовольствие. Еще в каком контексте интересен Минск современный, как это ни странно? Очень динамичное, бурное строительство. Очень интересные жилые кварталы. Кстати говоря, я думаю, что это образец для подражания для многих современных городов – не только скорость строительства, но и разнообразие жилых комплексов очень любопытных. И, конечно, строительство инфраструктуры совершенно сумасшедшими темпами. Не успеешь побывать в Минске 2-3 месяца – вот уже новый велотрек построили.

С.ПАРХОМЕНКО: Правильно ли я понимаю, что «Солвекс» возит в Белоруссию?

Л.СЫСОЙКИНА: Правда это. Возит, встречает. Потому что у нас есть минский Солвекс, московский Солвекс.

С.ПАРХОМЕНКО: И есть программа, которая включает в себя и Минск, и не Минск?

Л.СЫСОЙКИНА: Совершенно справедливо.

С.ПАРХОМЕНКО: То есть Минск – это некоторое такое начало.

Л.СЫСОЙКИНА: Стартовое, да. Не больше 2-х дней.

С.ПАРХОМЕНКО: Да. Вот, кстати, вопрос, который нам задают здесь и задают по интернету тоже: «Сколько времени нужно провести в Минске? Наверное, можно все посмотреть, - пишет Андрей, - можно нам посмотреть за пару дней, а потом сбегать куда-нибудь за город». Так? Верно?

Л.СЫСОЙКИНА: Безусловно. Совершенно верно. Все-таки Белоруссия – страна достаточно большой протяженности, 550 на 650: с севера на юг – 560, с запада на восток – 650. Все-таки Минск можно использовать как остановочный пункт на одну-две ночи, чтобы посмотреть все, что в радиусе, а потом все-таки двинуться.

С.ПАРХОМЕНКО: У Солвекса есть сайт, где на все это можно посмотреть?

Л.СЫСОЙКИНА: Безусловно.

С.ПАРХОМЕНКО: Как зовут?

Л.СЫСОЙКИНА: Сайт зовут Solvex – обратите, пожалуйста, на внимание. на конце «икс» - solvex.ru. Все очень просто.

С.ПАРХОМЕНКО: И телефон?

Л.СЫСОЙКИНА: 956-14-18.

С.ПАРХОМЕНКО: Ну вот. Это какие-то общие вещи, а теперь вредный вопрос, чтобы от него как-то сразу отвязаться, но, тем не менее, вредный вопрос этот повторяется снова и снова. Гоша Питерский пишет нам, наш постоянный писатель по SMS – я напоминаю, что 970-45-45, впереди +7 985 и SMS ваш попадает сюда передо мною. Вредный Гоша Питерский спрашивает коротко, но злобно: «А что там с радиацией?» А перед этим еще некий более воспитанный джентльмен: «Насчет экологической чистоты белорусских просторов удивляет идея совершенно забыть о Чернобыльской катастрофе и радиоактивном взрыве».

Л.СЫСОЙКИНА: Никто об этом не забывает. И если вы посмотрите и на нашем сайте, и в наших предложениях – и мы этого, кстати, никогда не скрываем, и нет в этом смысла никакого – если вы знаете географию, историю трагедии 1986-го года, то все прекрасно знают, что затронуты 6 областей в Белоруссии. Так вот, основные здравницы и экскурсионные маршруты пролегают по северу, северо-западу, а затронуты южный и юго-восточный – это часть Гомельской и часть Могилевской областей, не более того.

С.ПАРХОМЕНКО: И там никакого заражения нет?

Л.СЫСОЙКИНА: И там заражения нет. Больше вам скажу, что у нас на реке Припять, там где находится Припятский заповедник, туда очень часто приезжают итальянцы и немцы. Они приезжают со счетчиками, с дозиметрами, как вы понимаете, да? Им страшно интересно посмотреть вообще все, вплоть прямо просто приблизиться к той зоне, которая загорожена.

С.ПАРХОМЕНКО: Ну, это есть экстремалы, конечно.

Л.СЫСОЙКИНА: Есть, да. Но есть на Припяти усадьбы, о которых мы поговорим позже, куда приезжают и отдыхают в экологические туры. И там все это контролируется.

С.ПАРХОМЕНКО: Борис. Что у нас по этой части? Как для почти белорусского жителя, что мы можем сказать?

Б.ПАСТЕРНАК: Да я сижу, слушаю, прямо надуваюсь от гордости. Во мне такое патриотическое чувство.

Л.СЫСОЙКИНА: Неужто я спровоцировала в этой студии? (смеется)

Б.ПАСТЕРНАК: Провоцировать не нужно – я и так...

С.ПАРХОМЕНКО: Так что, Борис? Действительно, ничего не осталось от 1986-го года?

Б.ПАСТЕРНАК: Нет. Мы говорим о радиации, да?

С.ПАРХОМЕНКО: Да.

Б.ПАСТЕРНАК: Ну, конечно, осталось – ну, о чем разговор? И к этому надо относиться осторожно и с пониманием. И я думаю, что большинство тех, кто едет туда, на Припять конкретно – я думаю, это осознают. Конечно какой-то налет экстрима, наверное, существует. Наверное, я так думаю. Я езжу туда без особой боязни, потому что понимаю, что то количество, которое можно получить за день или за 5 – они при том фоне, который сегодня существует возможно, они абсолютно незначительны. Я получаю больше где-нибудь здесь.

Л.СЫСОЙКИНА: В некоторых районах Москвы. Абсолютная правда.

Б.ПАСТЕРНАК: Поэтому давайте будем объективны. Но, понимаете, это – неожиданную вещь скажу – это стало определенным каким-то культурным элементом, что ли, экологическим таким в Белоруссии. Жить с этим сознанием становится привычным, что ли – что надо быть чрезвычайно осторожным и аккуратным в обращении с радиацией, что нужно следить за экологической чистотой, что нужно каким-то образом охранять, беречь себя, природу и вообще свою страну. Может быть, для того чтобы это чувство появилось, нужно было пережить такое потрясение.

Л.СЫСОЙКИНА: Как ни парадоксально, это совершенно верно.

Б.ПАСТЕРНАК: Может быть. Я говорю, может быть, это так. А вот что касается начала, того, о чем говорила Людмила, - дорог, в частности – это очень интересное чувство. Я в Белоруссию чаще всего въезжаю со стороны Псковской области или Смоленской. Ну, 2 таких – на Питер и на Москву маршрута. И я хорошо чувствую это, где я нахожусь еще. Вот, кончаются рытвины, кончаются ямы, я въезжаю на хорошую дорогу и перевожу дух – ну, слава Богу, в Белоруссии. Вот, невероятно, но факт: ты едешь по приграничной дороге в Смоленской области – это европейское шоссе, это Берлин-Москва, по нему огромный грузопоток. И я не знаю, чем это объяснить – я не понимаю, почему это происходит, но: по эту сторону – это заплата на заплате, асфальтовые, это неудобные обочины, это плохие съезды и прочие. Ты пересекаешь границу и становишься на европейское шоссе. Я включаю круизконтроль, и дальше я понимаю, что все – я уже спокойно доехал, мне никто не мешает. Разрешенная скорость после границы – 120 километров, европейский стандарт, а кое-где и выше, чем в Европе. А по эту сторону – 90. И это соответствует качеству дороги.

С.ПАРХОМЕНКО: Слушайте, а кстати. Если мы так заговорили подробно про всякое автомобильное. А если через Белоруссию выезжать дальше куда-то в Европу.

Л.СЫСОЙКИНА: Легко.

С.ПАРХОМЕНКО: Есть эти пункты перехода, да?

Б.ПАСТЕРНАК: Ну, это та же дорога. Она, хорошая дорога, кончается, правда, в Бресте – дальше начинается плохой кусок до Варшавы.

С.ПАРХОМЕНКО: Польское. А что, кстати, с пересечением границы? Это как-то там, большие очереди?

Б.ПАСТЕРНАК: Той границы? Западной?

С.ПАРХОМЕНКО: Той, да. Там что?

Б.ПАСТЕРНАК: Не знаю. Я давно на этой границе не был, честно скажу. Но, вот, бывали времена, когда было тяжело.

С.ПАРХОМЕНКО: Потому что вообще так иногда возникают какие-то идеи сесть на машину и уехать в Европу на собственной машине. Нужно ведь через Белоруссию ехать.

Б.ПАСТЕРНАК: Ну, ведь, бывали времена, когда и на границе Россия-Белоруссия пробочки возникали будь здоров. И к сожалению, это бывает тогда, когда какие-нибудь обостряются отношения между правительствами – то с нефтью, то с газом, то еще с чем-нибудь.

С.ПАРХОМЕНКО: Вдруг начинают чего-нибудь проверять.

Б.ПАСТЕРНАК: Немедленно что-нибудь происходит на границе – то новую справку какую-нибудь введут, то какие-нибудь там строгости по досмотру. И мы это на своей шкуре немедленно чувствуем. Очень бы хотелось, чтобы, все-таки...

С.ПАРХОМЕНКО: Про валюту еще у нас спрашивают. У меня как-то совершенно вылетело из головы. Там, между прочим, другие деньги.

Л.СЫСОЙКИНА: Чудный совершенно вопрос. Мы, безусловно, об этом скажем. Значит, валюта в Белоруссии называется «рубль», только он называется «белорусский рубль».

С.ПАРХОМЕНКО: Но это другой рубль.

Л.СЫСОЙКИНА: Да. Там это другой рубль. Его курс сейчас колеблется. На сегодняшний день он составлял, за российский рубль давали 84 белорусских рубля и еще 8 копеек – ну, это условно, потому что копеек в Белоруссии как таковых нет, все купюры – банкноты, они бумажные, достоинством от 10 рублей до 100 тысяч рублей. Вот самая маленькая – 10 рублей, 100 тысяч – это большая.

С.ПАРХОМЕНКО: А вся эта всякая система банкоматов, карточек?

Л.СЫСОЙКИНА: Все как в любой стране Европы, мира, России.

Б.ПАСТЕРНАК: Все наши карты работают.

С.ПАРХОМЕНКО: То есть отсюда вывод, что лучше особенно наличных не везти и не менять, а везти карточку и вынимать из банкомата.

Б.ПАСТЕРНАК: Ну, не везде она сработает, но, во всяком случае, это небольшая проблема, поменять.

С.ПАРХОМЕНКО: Ну, во всяком случае, никаких специфических проблем...

Л.СЫСОЙКИНА: Нет-нет. Банков много, пунктов обмена много. Все это, абсолютно курс – не процентный.

С.ПАРХОМЕНКО: Хорошо. Давайте же, собственно, тогда обратимся к тому, зачем, собственно, в Белоруссию ехать? Ехать за лесом – это понятно. Вообще, вот, есть какие-то там климатические или, скажем, природные очевидные зоны? Вот какое-то дробление есть? Вот здесь – леса, а здесь – не знаю, озера и болота, а там вот – еще что-то. Вот как это все можно расчленить, эту белорусскую природу?

Л.СЫСОЙКИНА: Есть и север, есть юг, есть запад, есть восток. Северная часть, например, вот, Нарочанский край – он так называется «приозерный». Если взять юг, юго-запад – я думаю, Борис Натанович меня дополнит – там идет белорусское Полесье, знаменитые болота, которые сохраняются в первозданном виде, которые когда-то были во всей Европе. Потом миграционные всякие проблемы произошли, а вот Белоруссия это все хранит в первозданном виде огромными очагами.

Б.ПАСТЕРНАК: Ну, осушили много.

Л.СЫСОЙКИНА: Да. Но, тем не менее, сохранили много.

С.ПАРХОМЕНКО: Где самый лучший кусок, Борь?

Б.ПАСТЕРНАК: Самый лучший? По природе?

С.ПАРХОМЕНКО: Самый лучший природный кусок в Белоруссии.

Б.ПАСТЕРНАК: Ну, или Браславские озера или озеро Нарочь. Просто любимые места.

С.ПАРХОМЕНКО: Это, вот, относительно Минска – это куда?

Л.СЫСОЙКИНА: Это север.

Б.ПАСТЕРНАК: Это 200 километров от Минска на север.

Л.СЫСОЙКИНА: Биосферный заповедник Березинский, я бы добавила еще.

С.ПАРХОМЕНКО: А вот хитрые радиослушатели задают не вполне туристский, но принципиальный вопрос: «А почем стоит недвижимость относительно России?» Скажем, не в Минске, а вот там примерно, где ты говоришь.

Б.ПАСТЕРНАК: Там – дорого.

С.ПАРХОМЕНКО: Ну, хорошо. Что такое «дорого»?

Б.ПАСТЕРНАК: Ну, везде где хорошо – везде дорого.

С.ПАРХОМЕНКО: Сравнимо с ближним Подмосковьем?

Б.ПАСТЕРНАК: Нет. Нет. Конечно, не сравнимо, но дороже, чем в Центральной России, скажем. Ну, в тех местах, о которых мы говорим.

Л.СЫСОЙКИНА: К сожалению, это произошло в последние буквально 3-4 года. Так ведь, да? Потому что буквально 3-4-5 лет можно было где-нибудь недалеко от Нарочи – ну, где-то около 5 лет, можно было купить домик о 2-х этажах стоимостью порядка – вот, страшно назвать цифру – 10-15 тысяч долларов. Сейчас, конечно, это кратно. Это, действительно, со многими нулями цифра вырастает.

С.ПАРХОМЕНКО: А что? Есть поток московских или, там, российских, скажем, дачников?

Б.ПАСТЕРНАК: Ну, я верю в неумолимую руку рынка, которая немедленно повышает цену. Раз цены так подпрыгнули, наверное, есть, да.

С.ПАРХОМЕНКО: Значит, поток есть, да.

Л.СЫСОЙКИНА: Ну, вы представляете себе, что вокруг Минска, вокруг окружной дороги минской – я повторяю еще раз – каждые полгода я сейчас приезжаю и наблюдаю интенсивнейшее строительство коттеджей. И в кольце, внутри – это, как бы, вот эти небольшие домики жилые, и за ее пределами. И они – ну, где-то, может быть, что-то среднее между Рублевкой или каким-нибудь еще таким ближним Подмосковьем. Так что выделит это все очень и очень достойно.

С.ПАРХОМЕНКО: Я напоминаю, что вы слушаете в прямом эфире программу «Побег». Программу, которую мы делаем, кстати, в партнерстве с Ассоциацией Туроператоров России. У нас в гостях Людмила Сысойкина, заместитель генерального директора туристической компании «Солвекс-Тревел», и у нас в гостях Борис Пастернак, издатель и житель, как-то 50 на 50, житель Белоруссии.

Б.ПАСТЕРНАК: Союзного государства.

С.ПАРХОМЕНКО: Да-да, кстати, да. Союзного государства. Я тоже помню, что когда в Домодедово почему-то прилетаешь, там под потолком написано «Эта будка для граждан союзного государства». Поразительная история. Я еще хочу напомнить, что 970-45-45 – это SMS, которые работают, код впереди – 985. А 363-36-59 – это телефон прямого эфира. Звоните, пожалуйста, пока все линии свободны, но как только звонки ваши появятся, я телефон включу – обещаю. Да, Людмила.

Л.СЫСОЙКИНА: Я хотела бы продолжить вопрос стоимости. Вот мы сейчас немножечко так сошли на недвижимость. Да, недвижимость не дешевая и новых...

С.ПАРХОМЕНКО: Ну, я просто слежу за вопросами.

Л.СЫСОЙКИНА: Да-да-да, я могу удовлетворить некоторое любопытство циферками. Допустим, некоторые жилые комплексы в Минске стоят 2,5 тысячи долларов за квадратный метр – вот такие цены там тоже фигурируют. Но я все-таки хотела бы сказать: для туристов потенциальных Белоруссия является невероятно привлекательной с точки зрения вообще ценовой политики. Это цены на продукты, на знаменитый экологически чистый белорусский текстиль, на многие-многие другие вещи, вот, производства легкой промышленности, на продукты питания и на отдых. И человек, который имеет в кармашке, там, на 2 недели 500 долларов – это по белорусским меркам человек достаточно состоятельный.

С.ПАРХОМЕНКО: Да, вот это важная цифра – я всегда пытаюсь ее вычислить. Вот что? Чем надо располагать, чтобы поехать, не знаю, ну вот, скажем, там, школьные каникулы какие-то весенние, предположим, да? Они длятся в общей сложности дней 10, скажем. Вот что нужно иметь для того, чтобы поехать втроем в Белоруссию – почем стоит?

Л.СЫСОЙКИНА: Ну, втроем... Дело в том, что самой главной все-таки формой размещения...

С.ПАРХОМЕНКО: Родители и ребенок.

Л.СЫСОЙКИНА: Да, я понимаю. Значит, сейчас на сегодняшний день все-таки является самой привлекательной доминантой туристической санатории. И это основная часть россиян, которые выезжают в Белоруссию, сейчас едут с этой целью.

С.ПАРХОМЕНКО: То есть это такой вполне знакомый советский образ отдыха: корпус, столовая, вы там получаете номер, более-менее гостиничный.

Л.СЫСОЙКИНА: И так, и не так. Давайте тогда по порядку. Значит, что такое современный белорусский санаторий? Это либо реновированное, все-таки...

С.ПАРХОМЕНКО: Что-что-что-что?

Л.СЫСОЙКИНА: Ну, то есть отремонтированное, возобновленное, реанимированное, если хотите.

С.ПАРХОМЕНКО: Понятно.

Л.СЫСОЙКИНА: Здравница.

С.ПАРХОМЕНКО: Советская здравница.

Л.СЫСОЙКИНА: Советская или заново построенная, абсолютно уже, как бы, в стиле западных отелей, но со спецификой, сохраненными лечебными методиками, и с использованием обязательно природно-климатического фактора.

С.ПАРХОМЕНКО: Так. Раз форма. Я немножко тороплюсь, потому что время очень неумолимо движется. Значит, вот такая санаториеподобная.

Л.СЫСОЙКИНА: И там лечат. Да, санаториеподобная – это основная форма. И, все-таки, о санаториях надо 2 слова сказать. Никто не знает о том, какое многообразие источников. А вы знаете, что воды минеральной в Белоруссии самые большие запасы? Их нет в свободно вытекающем полете, но то, что артезианские скважины. Вода есть аналоги и Мацестинской, есть и радоновые, есть и сульфатные, и сульфатно-натриевые, и сульфатно-хлорированные. Все образы, виды лечения желудочно-кишечной и опорно-двигательной – вот все наиболее часто встречающиеся недуги наших соотечественников по очень сносным ценам можно вылечить. Я вам могу привести пример. Путевка на 12 дней, допустим, вот сейчас – она может стоить 9-10, ну, в зависимости от категории, конечно, здравницы, 12 тысяч рублей на человека.

С.ПАРХОМЕНКО: То есть более или менее 1 тысяча рублей в день. Это с едой?

Л.СЫСОЙКИНА: Это с 3-разовым питанием и со всем лечением – не поверите. Я просто хочу сказать, что на территории России это стоит в 1,5-2 раза дороже. Ну, в лучшем случае на 25%.

С.ПАРХОМЕНКО: Хорошо. Если мы с семьей, не дай Бог, здоровы и не хотим лечиться, а хотим развлекаться. То какова форма нашего отдыха там?

Л.СЫСОЙКИНА: Вы можете поехать пару дней, как мы сказали, в Минске в гостинице, а потом уехать куда-нибудь на озера.

С.ПАРХОМЕНКО: Собирать грибы. Если это осень...

Л.СЫСОЙКИНА: Грибы, ягоды, рыбная ловля.

С.ПАРХОМЕНКО: Или... не знаю, что собирать, если это весна.

Л.СЫСОЙКИНА: Ну, сморчки, строчки. И ловить рыбу. Потому что от 20 до 25-27 видов рыб, допустим, там в Нарочанском крае в э тих 43 озерах – вы можете себе представить, да? Дальше. Можно жить где-то в лесу и выезжать на экскурсионку, если вы на своей машине. Можно просто попутешествовать по Белоруссии.

С.ПАРХОМЕНКО: Борис Натанович, вы что-нибудь в рыбе понимаете?

Б.ПАСТЕРНАК: В рыбе?

С.ПАРХОМЕНКО: Да. В смысле в ее вылавливании.

Б.ПАСТЕРНАК: А. Ну, нет. Я не люблю убивать ничего живое. Но рыба в Белоруссии совершенно замечательная. Там есть угри, во-первых, что большая редкость, как я понимаю, везде, а там есть несколько хозяйств специальных озерных, где разводится угорь и потом коптится.

Л.СЫСОЙКИНА: Значит вода чистая – это показатель.

Б.ПАСТЕРНАК: Да. Вообще говоря, вот, я Людмилу слушаю и думаю «Ах, какая замечательная страна». (все смеются)

С.ПАРХОМЕНКО: Кто бы мог подумать.

Б.ПАСТЕРНАК: И такой отдельный какой-то ехидный возникает подтекст, такой, знаете ли, заповедник.

Л.СЫСОЙКИНА: Да.

Б.ПАСТЕРНАК: Видите, у нас с вами разные представления о заповеднике. (все смеются)

С.ПАРХОМЕНКО: Заповедник... осталось выяснить – чего этот заповедник? (смеется)

Б.ПАСТЕРНАК: На самом деле, мое ехидство, скажем так, не злое. Потому что, действительно, да, этот подтекст существует. Действительно, многое осталось нетронутым. Многое, что навевает, в общем, довольно ностальгические какие-то там чувства.

Л.СЫСОЙКИНА: Есть, безусловно.

Б.ПАСТЕРНАК: И даже я имею в виду природу. Потому что неосвоенные куски меня привлекают даже больше, чем те, где понастроили беседок и разбили какие-то там туристские зоны. А таких неосвоенных кусков, все-таки, осталось очень много – и это страшно привлекательно. И Беловежская Пуща, и Налибокская пуща, и Березинский заповедник, и, действительно, Припять.

Л.СЫСОЙКИНА: И Нарочанские, Браславские говорили.

Б.ПАСТЕРНАК: Браславские озера. Можно оторваться.

Л.СЫСОЙКИНА: Углубиться.

С.ПАРХОМЕНКО: А отрываться нужно, вот, каким бы способом отрываться? Что, просто с палаткой и пешком отрываться?

Б.ПАСТЕРНАК: А почему нет?

С.ПАРХОМЕНКО: Или с автомобилем?

Б.ПАСТЕРНАК: Можно с автомобилем.

С.ПАРХОМЕНКО: Но для автомобиля нужна какая-то инфраструктура. Надо, чтобы было где переночевать, надо, чтобы было где заправиться, где помыться и прочее. Все это существует?

Б.ПАСТЕРНАК: Да, это есть. Это существует.

Л.СЫСОЙКИНА: Так есть все – от кемпинга и до гостиницы.

С.ПАРХОМЕНКО: Потому что, вот, я убедился, что, все-таки, в России не очень много зон, куда можно вот так вот взять и отправиться как ни в чем ни бывало на машине. Ну, есть Золотое кольцо, ну, есть вот несколько языков, которые тянутся из Москвы – и все. А дальше нету никакой инфраструктуры.

Б.ПАСТЕРНАК: А в Белоруссии тебе, собственно, что требуется?

С.ПАРХОМЕНКО: Нет. Ну, для автомобиля – понятно, что требуется. Требуется заправка, требуется, теоретически, ну, в случае чего, какая-то возможность ремонта, дороги и ночлег.

Б.ПАСТЕРНАК: Очень хорошая дорожная сеть.

Л.СЫСОЙКИНА: И безопасность.

Б.ПАСТЕРНАК: Безопасность – ну, по-всякому бывает, как везде. Но, в общем, да, пожалуй, лучше чем в России в этом смысле. Да. Удобнее. Во всяком случае, не возникает проблем таких, как где-нибудь, там, в Костромской области.

С.ПАРХОМЕНКО: Я с изумлением прочел в одном из вопросов, который пришел нам с помощью интернета – я напоминаю, что на www.echo.msk.ru всегда есть возможность за сутки до программы – она включается – можно задавать нам вопросы. Все тот же Андрей пишет, что, вот, сбежать надо куда-нибудь из этого самого Минска, за город: «Отдых на природе, замки», - пишет он. Какие замки? Есть какие-то собственные исторические достопримечательности?

Б.ПАСТЕРНАК: Это не средневековые замки Франции. Я думаю, что это замок в Мире. Прекрасный, интересный замок.

С.ПАРХОМЕНКО: Это что такое? Это осталось от Литвы от большой?

Б.ПАСТЕРНАК: Да. От великого княжества Литовского, от Речи Посполитой. Несвижский замок, совершенно замечательный.

Л.СЫСОЙКИНА: Радзивиллов, да.

Б.ПАСТЕРНАК: Радзивилловский, да. Там есть несколько хороших интересных исторических мест. Вообще я должен сказать, что – это личное, да? рассказываю историю. Дело в том, что я имею некоторое отношение, в общем, к местам туризма – так вышло. Просто я был одним из учредителей такого творческого центра «Полифакт», который создавал музей «Дудутки» под Минском.

С.ПАРХОМЕНКО: А что такое дудутки? Это что-то карикатурное.

Б.ПАСТЕРНАК: Дудутки – это слово, упомянутое в Слове о полку Игореве. Это было обнаружено нами уже после того, как этот участок земли был выделен. Вот об этом я как раз хочу сказать. Дело в том, что историей этого места мы попросили заняться очень известного краеведа Анатолия Тарасовича Федорука, профессора. А его идеология примерно такова была: здесь жили люди много лет, здесь что-то происходило. Это было чье-то место жительства. Вот давайте выясним, кто это был? Наверняка мы обнаружим массу интересного. И он, действительно, обнаружил немедленно это слово «дудутки» в Слове о полку Игореве. Обнаружил, что князь Всеслав (НЕРАЗБОРЧИВО) из Полоцка в Дудутки – это как раз тут и есть. Потом он обнаружил, что это имение князей Ельских, что это «Усадьба муз», где князья Ельские сочиняли музыку, исполняли ее и так далее, и так далее. И, в общем, он наполнил это место абсолютно достоверным историческим материалом. Оно стало страшно привлекательным – это сейчас один из самых посещаемых, что ли, туристских центров в Белоруссии. Ну, там много чего построено уже.

С.ПАРХОМЕНКО: А, собственно, там что? Там что делать в этом туристском центре?

Б.ПАСТЕРНАК: Там ветряная мельница стоит, там музей ремесел. Там много всяких мастерских – гончарная, кузня. Там музей самогонных аппаратов, и можно попробовать.

Л.СЫСОЙКИНА: Да. И выгнать и попробовать.

Б.ПАСТЕРНАК: Да. Под надзором.

Л.СЫСОЙКИНА: И хлебушек испечь, и самогоночки испить.

С.ПАРХОМЕНКО: Понятно, да. Так?

Б.ПАСТЕРНАК: Ну, а почему нет? Интересно, почему в Грузии или во Франции можно у себя во дворе...

С.ПАРХОМЕНКО: Устроить винный тур, да.

Б.ПАСТЕРНАК: Подвальчик там. Почему под Минском нельзя? Это 40 км от Минска – это все, в общем, не далеко. И что поразительно? Ведь этому всему меньше 20 лет. А народ так привык. Вот я своими ушами слышал на мельнице, которую мы тащили совершенно из другого района Белоруссии, там устанавливали. Она старая, но из другого места. Он залез на эту мельницу, оглядел и сказал «Да, умели предки ставить. Смотри, какой вид вокруг». Это все наполняется жизнью очень быстро. Это такой замечательный подход ко всему, что мы видим вокруг себя. Я уверен, что таких мест может быть и 100, или 200.

С.ПАРХОМЕНКО: У меня складывается ощущение, что это какая-то альтернатива Финляндии. Вот то, что вы рассказываете – вот за этим люди обычно ездят в Финляндию, чтобы на озере закидывать удочку и жить в бревенчатом доме, но со всеми удобствами – с ванной, сортиром, фонтаном и садом.

Л.СЫСОЙКИНА: Вот правильная ассоциация. Совершенно верно. Можно и в таком, можно и в палаточном – какой вы для себя сами изберете. Степень приближения к природе.

С.ПАРХОМЕНКО: Конкуренция в этом заключается между Финляндией и Белоруссией.

Л.СЫСОЙКИНА: Белоруссия – это леса, леса, леса и вот эти вот глаза озер. 10 тысяч озер – представляете себе картиночку сверху, когда летишь над Белоруссией в солнечную погоду – это сказка. Но я хочу немножечко развеять сусальный образ Белоруссии буквально одним штрихом. Нет, не то, чтобы разоблачит – отнюдь, дополнить, я бы сказала. Потому что все получается немножко такое, пресноватое – санатории, экскурсионка, богатое историческое прошлое. Я вам хочу сказать, что Беларусь очень богата и современными традициями, и многочисленными фестивалями – музыкальными там, спортивными соревнованиями. И чтобы удивить многих, например: я скажу, что каждое 3-е воскресенье июля... Сейчас многие байкеры те, кто сейчас слушают нашу передачу, оживятся сразу: для них очень хорошо знаком город Логойск. Так вот, буквально в 30 км севернее по дороге на Витебск от Минска есть 2 горнолыжных курорта – Силичи, это президентский курорт, очень хороший, современный, долго не буду растекаться о нем. А вот есть еще рядышком Логойск в 5 км. Так вот, его облюбовали байкеры всей Европы. И 3-и выходные июля – в этом году они попадают на 24-26 – рекомендую многим туда сбежать. На эти выходные 3500 байкеров от британских островов до России съезжаются в маленький курортный вот этот горнолыжный городок Логойск.

Б.ПАСТЕРНАК: И ужас. Ужас вообще.

Л.СЫСОЙКИНА: Ужас. Прелесть, вот такая. Значит, это люди.

С.ПАРХОМЕНКО: Какое там облако над всей этой экологией висит!

Л.СЫСОЙКИНА: Люди возраста от 17-ти до 70-ти. Социальный состав совершенно немереный – машина от Урала до Голд Винса, Харлей там просто уже как бы и не котируется.

С.ПАРХОМЕНКО: И пиво.

Л.СЫСОЙКИНА: Ничего подобного.

С.ПАРХОМЕНКО: Много пива.

Л.СЫСОЙКИНА: И что бы вы думали? Они не сидят в этом Лагойске. В пятницу они собираются. В субботу по утру они выстраиваются маршем и 30 с лишним километров от Лагойска до Минска они идут ровной колонной. Перегораживают весь Минск, и по Проспекту Победы вся эта колонна проходит парадом через Минск при гигантском стечении народа.

С.ПАРХОМЕНКО: Это называется Минск – город контрастов. (смеется)

Л.СЫСОЙКИНА: Вы поняли, о чем идет речь.

С.ПАРХОМЕНКО: Отлично!

Л.СЫСОЙКИНА: Потом еще устраивается им обязательно интерактивное представление, причем силами государства. Последний раз это была линия Сталина с пушками, танками и с полуторачасовым настоящим боем.

С.ПАРХОМЕНКО: Есть 2 темы, которые я хочу обсудить, такие, может быть, немножко специфические. Боря. Я прежде всего как-то к вам взываю как к знатоку тамошних мест. Во-первых, существует такая зона или такой кусок географический под названием «Западная Украина», очень такой очевидный, понятный – Львов и все прочее. А Западная Белоруссия существует?

Б.ПАСТЕРНАК: Она существует, но такой резкой границы нет, как на Украине.

Л.СЫСОЙКИНА: Нивелировалась.

С.ПАРХОМЕНКО: И такой зоны какой-то особой культуры?

Б.ПАСТЕРНАК: Нет-нет. Она существует, прилегающая к Польше, прилегающая к Литве.

Л.СЫСОЙКИНА: Гродненское.

Б.ПАСТЕРНАК: Там более сильны католические традиции. Там кое-где в Гродненской области – там довольно значительная часть населения говорит по-польски.

С.ПАРХОМЕНКО: Но белорусского Львова нет, грубо говоря?

Б.ПАСТЕРНАК: Нет. Львова нет.

С.ПАРХОМЕНКО: Такого города, с которым можно было бы сравнить.

Б.ПАСТЕРНАК: Четкой границы нет. Хотя Белоруссия, все-таки, страна на пересечении очень многих культур – и польской, и литовской, и русской, украинской, белорусской.

Л.СЫСОЙКИНА: Еврейской.

Б.ПАСТЕРНАК: Еврейской, да.

С.ПАРХОМЕНКО: Вот вопрос №2 мой был ровно про то, что, все-таки, Белоруссия – это в значительной мере кусок черты оседлости. И знаменитые еврейские местечки – это, собственно, Белоруссия. Главным образом западная, но, как я понимаю, и не только западная. Что-нибудь осталось от этой культуры?

Б.ПАСТЕРНАК: Ну, остались памятники. Остались на местах массовых уничтожений.

С.ПАРХОМЕНКО: Ну, это понятно, да.

Б.ПАСТЕРНАК: К сожалению, осталось немного евреев. Очень, кстати, многие уехали в период массового отъезда. Сейчас-то, в общем, меньше.

С.ПАРХОМЕНКО: То есть культура местечка исчезла?

Б.ПАСТЕРНАК: Ну, наверное, слишком сильное слово. Наверное, она существует.

С.ПАРХОМЕНКО: Ну, почему сильное? Между прочим, там на Украине можно вспомнить несколько географических названий, ну, если не сказать, цело, ну, во всяком случае там сохранилось в какой-то мере.

Л.СЫСОЙКИНА: Ну, опосредованно можно – допустим, Витебск в связи с Марком Шагалом или, допустим, Ефимом Шифриным. Ну вот какие-то такие.

С.ПАРХОМЕНКО: А вот в Витебске какие-то следы Марка Шагала можно обнаружить?

Л.СЫСОЙКИНА: Да, конечно.

Б.ПАСТЕРНАК: Конечно. Там немножко странно – там есть памятник Шагалу, во-первых, очень хороший, на котором сбоку написано, что он посвящен Веронике Долиной. (все смеются) Автор работы посвятил.

С.ПАРХОМЕНКО: У каждого свои авторитеты, это называется.

Б.ПАСТЕРНАК: Значит, мы с Вероникой эту тему со смехом обсуждали. Она сказала, что он с ней не посоветовался. (все смеются)

Л.СЫСОЙКИНА: Сюрприз.

Б.ПАСТЕРНАК: Есть домик восстановленный. Я не уверен, правда, что это тот самый, но, во всяком случае, он существует.

С.ПАРХОМЕНКО: Он делает вид, что он – музей-квартира.

Б.ПАСТЕРНАК: Ну, к сожалению, в Белоруссии практически нет оригиналов Шагала. Есть некий подарок в музее его графических работ несколько. Ну, собственно, и все. Но память – да, сохраняется, и очень привлекает, надо сказать, туда народ.

С.ПАРХОМЕНКО: Вот Вера, которая пишет нам с помощью SMS сюда, призывает нас вспомнить: «Осталось ли что-нибудь от Беловежской Пущи как такого большого советского штампа», что, вот, там «Беловежская Пуща». Что осталось от Беловежской Пущи?

Б.ПАСТЕРНАК: Ну, в общем, как ее именуют торжественно «Зеленый чуб Европы» - он, чуб растет. Более того, там сейчас.

С.ПАРХОМЕНКО: Там был зубро-бизоний заповедник, по-моему.

Л.СЫСОЙКИНА: Белорусского Деда Мороза.

Б.ПАСТЕРНАК: Да. Родина белорусского Деда Мороза как в Великом Устюге. Только он, по-моему, там, устюжанин в красном зипуне, а наш – в синем. Там большая такая туристская индустрия, я бы сказал, много домиков, много разных харчевен, в которых можно закусить, пообедать. Ну, собственно, а дальше экскурсионные маршруты. Зубры, стадо зубров.

С.ПАРХОМЕНКО: Которые по-прежнему существуют?

Л.СЫСОЙКИНА: Да, безусловно.

Б.ПАСТЕРНАК: Да. Ну, они там за проволокой, за заборчиком. Но, вообще говоря, это стадо кочует туда-сюда – то в Польшу уйдут, то возвращаются. Бывает разное.

С.ПАРХОМЕНКО: Между прочим, интересный вопрос климатического характера. Валерий напоминает нам: «Вообще, в Финляндии, - пишет он, - не очень-то искупаешься в озере». Бывает такое время, когда в этих озерах можно купаться?

Б.ПАСТЕРНАК: Конечно. Ну, товарищ не понимает. В озеро кидаются прямо из сауны.

С.ПАРХОМЕНКО: А! Ну да. Есть же еще такой отдельный способ употребления озера.

Б.ПАСТЕРНАК: Конечно-конечно. То же самое рекомендую на Браславских озерах.

С.ПАРХОМЕНКО: Благо сауны существуют по берегам, ты хочешь сказать?

Б.ПАСТЕРНАК: Конечно-конечно.

Л.СЫСОЙКИНА: Нет. На самом деле существуют пляжи. Они благоустроены и достаточно продолжительный сезон купания. И вообще, климат-то ведь мягкий в Белоруссии.

С.ПАРХОМЕНКО: То есть летом вполне можно купаться?

Л.СЫСОЙКИНА: Да. Плавательный сезон достаточно продолжительный. И +10 – ведь, средняя годовая температура в Белоруссии – не поверите.

С.ПАРХОМЕНКО: То есть это немножко теплее, все-таки, чем Москва, да?

Л.СЫСОЙКИНА: Значительно.

С.ПАРХОМЕНКО: Как-то весна начинается раньше.

Б.ПАСТЕРНАК: Ну, разницы большой не вижу.

Л.СЫСОЙКИНА: Ну вот я сейчас вернулась из Минска, я могу совершенно откровенно сказать: в Минске сейчас примерно наше 22 апреля 1-го апреля было. То есть коммунистические субботники.

С.ПАРХОМЕНКО: Ну, это раз на раз не приходится.

Л.СЫСОЙКИНА: Ну, может быть, этот год такой удачный.

Б.ПАСТЕРНАК: Я не знаю, какое там апреля. Я знаю, что там – я вчера оттуда вернулся – там было 19 градусов тепла.

Л.СЫСОЙКИНА: Вот, видите же?

Б.ПАСТЕРНАК: Да. Но это аномалия.

С.ПАРХОМЕНКО: У нас осталось совсем немного времени для того, чтобы развеять еще один миф, на создание которого лично я положил, каюсь, немало сил. Я однажды, сидя прямо в этой студии прямо перед этим микрофоном, сказал, что белорусской кухни не существует, опираясь на свои собственные представления о том, что, что мне не назовут в качестве белорусского блюда, так то я отлично знаю либо в качестве литовского, либо в качестве польского, либо в качестве украинского. И у меня есть сильное впечатление, что все это просто пособирали с краев и объявили белорусской кухней. А на самом деле, Борис Натанович?

Б.ПАСТЕРНАК: А на самом деле ты, конечно, не прав. (все смеются)

Л.СЫСОЙКИНА: Я совершенно с вами согласна.

С.ПАРХОМЕНКО: Конкретизируй. Этой декларации мне недостаточно.

Б.ПАСТЕРНАК: Да, нет. Существует, конечно, и понятно, что она сборная, и понятно, что там много польского и литовского, и русского, и украинского – это все совершенно естественно, мы все на пересечении. Для меня белорусская кухня – это, в первую очередь, драники, Конечно же, это мочанка.

С.ПАРХОМЕНКО: Это что такое?

Б.ПАСТЕРНАК: Это обжаренные свиные ребрышки, которые тушатся потом в горшке в белом соусе и подаются с блинами.

С.ПАРХОМЕНКО: Понятно.

Б.ПАСТЕРНАК: Ну, примерно так. Всякие мясные там – колбаса «пальцем пханая», как выражается население.

С.ПАРХОМЕНКО: Куда?

Л.СЫСОЙКИНА: В кишку.

С.ПАРХОМЕНКО: А! В смысле, что она набивается с помощью пальца?

Л.СЫСОЙКИНА: Да.

С.ПАРХОМЕНКО: Ой, слушайте. Кстати, да. Я должен сказать, что я обнаружил буквально 2 воскресенья назад одну лавочку недалеко от белорусского вокзала, между прочим, набитую белорусской колбасой разнообразной, очень вкусной.

Л.СЫСОЙКИНА: Очень.

С.ПАРХОМЕНКО: Очень вкусная белорусская колбаса. Это я видел и в Москве.

Б.ПАСТЕРНАК: Всякие супчики холодные, холодняки.

С.ПАРХОМЕНКО: Типа всяких свекольников.

Б.ПАСТЕРНАК: Свекольники, щавельники. Ну, что еще?

С.ПАРХОМЕНКО: И всякие молочные товары, я так подозреваю, да? Всякие творог, сметана и прочее, и прочие варенцы и ряженки, да?

Б.ПАСТЕРНАК: Да, конечно.

Л.СЫСОЙКИНА: А я скажу, что самое вкусное для меня было открытие в Белоруссии – вы сейчас все удивитесь – это белорусское малосоленое сало. И мои коллеги, которые отпробовали, да, совершенно верно – мы привозим подарки в офис, и все теперь при каждой командировке кого-либо из сотрудников в Белоруссию просят только сало, как это вам ни покажется странным. Оно вкуснее, на наш взгляд, чем украинское.

С.ПАРХОМЕНКО: А, собственно, индустрия гастрономическая вполне ли развилась в Белоруссии? Я имею в виду всякое придорожное, всякое лесное, всякое деревенское и так далее.

Б.ПАСТЕРНАК: Ну, я бы, что касается индустрии, то я бы добавил, будь моя воля. Но вообще говоря, конечно, белорусская кухня – это и дичь, и кабанятина, и лосятина, и грибы в изобилии совершенно. Вот очень многие блюда готовятся сейчас с грибами, что совершенно естественно. А также там и клюква, и кисели, и всякие муссы. И все это, в общем, все, что я перечисляю, как вы понимаете, хорошая закуска...

С.ПАРХОМЕНКО: Ну, да. А ночь же, собственно. Ничто не мешает нам произнести вслух слово «водка», на самом деле – нам ничего за это не сделают.

Б.ПАСТЕРНАК: Это самогон.

С.ПАРХОМЕНКО: А, ну да. Самогон. В общем, да. И я тут смотрю, что наши слушатели интенсивно пишут и напоминают об этом нам с помощью SMS, что в Белоруссии сильно есть чего выпить.

Б.ПАСТЕРНАК: Есть.

Л.СЫСОЙКИНА: Многообразие выбора, да,

С.ПАРХОМЕНКО: И эта закуска там не спроста.

Б.ПАСТЕРНАК: И должен сказать, что уже научились делать самогон высокого качества.

С.ПАРХОМЕНКО: Не сивушный?

Б.ПАСТЕРНАК: Не сивушный.

С.ПАРХОМЕНКО: У нас осталось, собственно, совсем немного времени для того, чтобы сказать спасибо компании «Солвес-Тревел». Спасибо компании «Солвекс-Тревел».

Л.СЫСОЙКИНА: Надеюсь, что там удалось хоть в какой-то мере сформировать некий иной образ Белоруссии.

С.ПАРХОМЕНКО: Это мы посмотрим.

Л.СЫСОЙКИНА: У вас, во всяком случае.

С.ПАРХОМЕНКО: Телефон скажите.

Л.СЫСОЙКИНА: 956-14-18. И вам мы тоже поможем создать новый образ Белоруссии.

С.ПАРХОМЕНКО: Спасибо большое. Спасибо Людмиле Сысойкиной, которая была у нас сегодня в роли профессионала, и спасибо Борису Пастернаку, который был у нас сегодня в роли...

Б.ПАСТЕРНАК: Туриста.

С.ПАРХОМЕНКО: Любителя Белоруссии.

Л.СЫСОЙКИНА: Эксперта.

С.ПАРХОМЕНКО: Да. Вот такое удивительное направление, оказывается, тоже существует. Это был «Побег» из Минска. Ну, или, там, из Белоруссии в целом. В Белоруссию уже. Я – Сергей Пархоменко, мы с вами встретимся в будущую среду, вот, точно так же в полночь для того, чтобы отправиться в какое-нибудь нетривиальное место. Постарайтесь прожить эту неделю весело. Счастливо. Всего хорошего.
  http://echo.msk.ru/programs/pobeg/583891-echo/