20 июня, четверг
 
 

Ник Гринфилд: «Важно доказать властям значимость туротрасли для государственной экономики»

На I Всероссийском съезде туристских общественных объединений прозвучало несколько очень интересных докладов. Все они будут опубликованы у нас на сайте в ближайшее время.  Цикл публикаций об опыте туристских объединений начинаем с беседы с Ником Гринфилдом, руководителем отдела по взаимоотношениям с операторским бизнесом Европейской Ассоциации туристских организаций (ETOA). Он рассказал о том, как работают организации в сфере туризма в Европе, с какими трудностями им приходится сталкиваться, и как их преодолевать.

- Ник, расскажите, как давно общественные организации в сфере туризма существуют в Европе?

- Большинство из них были созданы после Второй мировой войны, особенно много в 50-60-ее гг.: именно в это время в Европе начал развиваться массовый туризм. Количество компаний, занимающихся организацией отдыха, стремительно росло, и им потребовались ассоциации, которые бы представляли их интересы.

Наряду с исключительно отраслевыми учреждениями создавались общественные организации, смежные с туризмом. Например, IRU (International Road Transport Union). Они занимаются не только туризмом, но это одна из их профильных отраслей, потому что они поддерживают автобусные поездки, как и мы.

- Какие цели преследуют такие ассоциации?

- Я бы выделил два вида организаций: с государственным участием и без него. Целью государственных организаций в сфере туризма является продвижение его через национальные туристические учреждения. Такие организации имеют господдержку, что хорошо, но это означает, что они должны быть более осмотрительными в некоторых политических вопросах, а также в вопросах расходов, потому что они тратят государственные деньги.

Негосударственные ассоциации, как ETOAи ряд других, могут быть более независимыми. В частности, участники государственных общественных организаций могут соглашаться, что существует проблема с визами, но озвучить эти мысли они не могут: они существует за государственный счет, поэтому стараются осторожно подходить к критике государственной политики.

- Расскажите об ЕТОА. Как появилась ваша организация?

- Европейская Ассоциация туристских организаций была основана в 1989 году группой туроператоров, которые хотели иметь представительство в Европе. После 20 лет успешной работы ЕТОА остается единственным объединением коммерсантов, которое предлагает европейский уровень представления интересов европейских туроператоров, поставщиков и потребителей турпродукта. Сегодня ЕТОА – это голос европейского турбизнеса с более чем 500 участниками, среди которых гиганты бизнеса и небольшие компании. Финансирование организации осуществляется за счет членских взносов (от 1,5 до 3,5 тысяч в год в зависимости от размера компании) и платных семинаров.

- Сколько человек работает в ETOA?

- Секретариат организации состоит из 19 человек. Но некоторые сотрудники имеют частичную занятость, некоторые занимаются консультационной деятельность. Обычно в офисе в течение дня находятся около 12 человек.

- Какова главная задача вашей ассоциации?

- Делать Европу конкурентоспособной в плане туризма. Мы хотим быть уверены, что туризм в регионе находится в наилучших условиях, какие только возможны. Для этого мы используем как коммерческие (платные семинары, чем мы и известны), так и некоммерческие инструменты.

Европа – это туристическое направление в мире номер один. Туризм для некоторых стран и экономик в Европе – единственная возможность выйти из кризисного периода, а поэтому жизненно им необходим. Речь, в первую очередь, идет о таких странах, как Греция, Турция, Испания. Более того, туротрасль является одним из важнейших секторов экономики и такой страны, как Великобритания.

Если ассоциации подобной нашей не существовало бы, ее стоило бы изобрести, потому что необходимо иметь централизованный инструмент, который может работать с правительством, обозначать проблемы, полемизировать. Это не просто лоббирование, это подсказывание правильных решений политикам, которые могут многого не знать о туризме. Они знают об отпуске и путешествиях, но не знают о том, как устроена туриндустрия. Это необходимо объяснять. Таким образом, это не просто борьба, а взаимодействие.

- Какие инструменты взаимодействия с государством вы используете?

- Главное, что мы можем сделать, это предоставить государству цифры. У нас много туроператоров, поэтому мы можем предоставить опыт миллионов организованных путешественников.

Возьмем проблему сложности визового режима. Мы можем прогнозировать объем недополученного дохода экономики из-за отсутствия хорошей визовой системы. Например, люди отказываются от поездки, потому что процесс оформления визы очень долгий. Вы идете в правительство и говорите, что есть проблема с визами. Они просят рассказать об этом подробнее, но при этом не хотят слушать рассуждений. Тогда мы приводим цифры, объясняя, что государство  теряет 500 млн евро в туризме ежегодно. Такой довод привлекает внимание госструктур.

Если мы взаимодействуем с государством, то нам приходится делать это на разных уровнях. Я лично встречался с департаментом промышленности и предпринимательства (IndustryandEnterpriseDepartment) Еврокомиссии. Они очень внимательно относятся к туризму, понимают его важность для Европы. Но я также должен договариваться и согласовывать нашу точку зрения с органами безопасности, внутренних дел. Именно они отвечают за выдачу виз, за контроль и проверки соискателей. Но они думают о границе и безопасности, и здесь аргумент о потере 500 млн евро в год не действует, потому что они имеют весомый контраргумент: забота о безопасности границы. Поэтому к ним необходим другой подход. Мы пытаемся доказать, что некоторые их действия не соответствуют современным реалиям и не являются продуктивными. Должен быть диалог, для чего и нужны такие ассоциации, как наша. Компания, которая является членом ассоциации и сталкивается с определенной трудностью, не держит штат сотрудников для решения таких проблем. Даже крупные компании приходят к нам и говорят о трудностях, например, с визами. Именно от них мы узнаем о существовании проблемы и пытаемся прилагать усилия для ее решения по запросам от участника организации.

- И государство обычно слышит вас?

- Конечно, положительного результата удается добиться не всегда. Иногда происходит как с телевизором: люди говорят, но вас не слышат. Но иногда у нас получается. Мы понимаем, что чиновникам, работающим в правительстве, необходимо принимать во внимание много факторов. Визы в этом плане - хороший пример. Полтора года назад премьер-министр Соединенного Королевства сказал, что он не может поверить, будто мы не продвигаемся в визовом вопросе с Китаем. Например, в Германии в 6 раз больше китайских туристов, а во Франции в 8 раз больше, чем в Великобритании. Поэтому, по его словам, мы должны более активно решать этот вопрос. Но через 2 месяца после этого прошло широкое обсуждение вопросов границы и безопасности, где акценты ставились на другие аспекты развития государства. В результате, вопрос так и остался подвешенным в воздухе. Мы уверены, что государству часто нужно находить баланс между точками зрения различных инстанций и организаций.

Хотел бы отметить еще одну важную вещь, которой мы должны заниматься - активно работать над улучшением информированности общества о важности туризма. Многие люди иногда об этом забывают. Зачастую те, кто находятся у себя дома, в своем родном городе, не очень одобрительно относятся к туристам. Подобная ситуация, например, складывается в Берлине. Но надо понимать, что если не будет туристов, рестораны закроются, сложно будет найти работу в отеле и т.д. Туротрасль составляет значительную часть европейских экономик. Мы должны работать над этим.

- В России отрасль туризма постоянно «скачет» из одного ведомства в другое, хотя важность его в нашей стране сейчас осознается намного сильнее, чем много лет назад. Кто отвечает за туризм в европейских странах?

- Эта проблема актуальна для многих европейских стран, не только для России: туризм регулируется тем же органом, который отвечает за спорт и культуру. В Великобритании дело обстояло еще хуже. Туризм курировался Департаментом культуры, медиа и спорта, но даже не упоминался в названии этого органа власти. Притом, что туризм – одна из наиболее важных отраслей экономики страны. Проблема в том, что многие чиновники либо не имеют опыта в туризме, либо не знают, к чему его отнести и ставят в «неправильное место». Я считают, что этим должен заниматься департамент экономики и бизнеса.

Важно убедить власти в значимости туризма. Они могут не знать тонкостей отрасли, поэтому мы должны показывать им ее значимость для развития экономики. Главные государственные органы в этой сфере в Европе – это офисы по туризму. Но они не могут легко решать туристические проблемы, так как финансируются из государственного бюджета, поэтому не могут спорить с государством так, как мы. Именно мы, например, высказываем свою жесткую точку зрения в отношении законов о визах. Приведу пример. В Великобритании в преддверии Олимпиады запустили новую кампанию VisitBritain по всему миру, очень мощную, важную для туризма. Но мы говорим, что кампания – это хорошо, но также важно решить проблемы инфраструктуры, простоту визита в страну, визовый режим. Иначе, по нашему мнению, это напрасная трата денег. Мы «продавливаем» нашу точку зрения и стараемся повлиять на власть. И медленно, но верно изменения происходят, люди более серьезно относятся к этим проблемам. В Великобритании в вопросе визовой политики мы не сильно продвинулись, но в ЕС действуем довольно успешно.

- Каких успехов добилась ваша организация в консультировании государства?

- Приведу конкретный пример. Несколько лет назад появилась инициатива изменить регулирование автобусных перевозок. Предлагаемые правила устанавливали, как долго один водитель может вести автобус, обеспечивая безопасность перевозки. Однако все нормы, применяемые для водителей автобусов, были аналогичны тем, которые регулировали деятельность водителей фургонов и дальнобойщиков! Водитель крупногабаритного транспорта мог вести свою машину в течение шести часов, после чего должен был сделать 48-часовой перерыв. То есть на следующие 48 часов водителя пришлось бы менять. Но проблема в том, что водитель туравтобуса не хотел оставлять свою группу, он хотел закончить свою работу до конца, а не с перерывами в 48 часов.

По нашему мнению лучшими законами являются те, которые предусматривают достаточно гибкие нормы, способные подстраиваться под меняющиеся обстоятельства. Это мы и попытались доказать IRU. Во время переговоров с представителями этой организации мы объяснили, что новое законодательство навредит отрасли, т.к. в нем нет никакой гибкости. Мы вели переговоры с чиновниками, и они изменили законодательство в соответствие с нашими рекомендациями.

Конечно, это специфический пример, но очень важный для отрасли: для водителей, туристов, туроператоров. Нам удалось доказать власти, что невозможно применять закон, разработанный для дальнобойщиков, в отношении водителей туристических автобусов. Эту европейскую норму нам удалось изменить.

 
 
Подпишитесь на рассылку АТОР