23 июля, вторник
 
 

«Внутреннего потока хватит, чтобы обеспечить туризм на 50 лет вперед»

Игорные зоны и глэмпинги становятся новыми точками притяжения для туристов, путешествующих по России. Как влияет на турпоток событийный туризм и останутся ли вложения в туристическую инфраструктуру привлекательными для инвесторов, поговорили с исполнительным директором Ассоциации операторов индустрии развлечений и событийного туризма (АИРИС) Дмитрием Анфиногеновым.

Результаты туристического сезона 2023 года удивляют. Какие тенденции, кроме непосредственного роста турпотока, вы видите?

– Работа над развитием туризма в прошлом году и ранее дала результат: мы прогнозировали приезд 4,5 млн туристов, а фактически группа компаний MANTERA приняла 4,8 млн гостей на своих туристических объектах в Краснодарском крае, Карачаево-Черкесии и Ленинградской области.

В общем курорт Сочи достиг планки в почти 8 млн туристов за 2023 году, а в Краснодарском крае побывало 16 млн гостей. 

Похожая ситуация на всех популярных курортах страны. Просто на примере Сочи отлично заметно, как внутренний туризм набирает популярность.

Из заметных тенденций: тренд на «стихийность и внезапность» путешествий сменился. Люди уже привыкли к новым реалиям, в которых мы живем больше двух лет. Туристы снова начинают планировать свои выезды, а не покупать туры стихийно в последний момент. Снова выбирают место для отдыха заранее.

Готова ли инфраструктура курортов к наплыву туристов?

– Это, конечно, определенный вызов, показатели «амбициозные» и могут стать критичными для инфраструктуры.

Но это и стимул для развития. В том числе, для новых форматов. Например, объектов экотуризма. Формат глэмпингов стал более распространенным и популярным в десяток раз. Условно, раньше мы их количество измеряли сотнями, а теперь – тысячами.

Программы Минэка, направленные на поддержку турбизнеса, в частности 141 постановление и субсидии на строительство некапитальных объектов размещения дали результаты. В совершенно неожиданно труднодоступных местах, где раньше нужно было строить «тяжелую» инфраструктуру и проводить коммуникации, стало возможным появление уникальных «туристических магнитов». Например, глэмпинги стали открываться на Баренцевом море, в Мурманске, на Байкале, на Алтае и Дальнем Востоке. Это в принципе общий «бум».

80% туристов путешествуют на автомобиле по своему и близлежащим регионам, поэтому глэмпинги стали появляться в совершенно разных местах. И они везде востребованы. Но популярность приводит и к удорожанию: ценник становится сопоставимым с отдыхом в хороших отелях и достигает 20 тыс. за ночь.

Как вы полагаете, означенные тренды смогут сохраняться на протяжении времени достаточно долгого, чтобы инвесторам было выгодно вкладываться в строительство туристической инфраструктуры?

– Государство оказало поддержку туристическим проектам. Это заложило тренд на десятилетия вперед. На фоне высокой ставки Центробанка, которая негативно влияет на строительный рынок, именно госпрограммы поддержки важны для инвесторов, которые вкладывают в туристическую инфраструктуру.

Когда и если будут готовы такие проекты, как «Новая Анапа», «Пять морей и озеро Байкал» и подобные инициативы, находящиеся в фокусе внимания министерств и президента, инвесторы смогут реализовывать качественные и востребованные проекты по приемлемой процентной ставке 3-7%.

У социологов есть сомнения в том, что внутренних туристов «хватит» на то, чтобы реализовать амбициозные планы правительства по росту внутреннего турпотока. Как вы считаете, эти сомнения оправданы?

– Внутреннего потока хватит, чтобы обеспечить туризм на 50 лет вперед. Спрос очень высокий, люди хотят отдыхать в своей стране. А вот оценивать перспективу выездного туризма – сегодня непростая задача. Играют роль и санкционная политика, и информационный фон, который «разгоняется» вокруг нашей страны.

Россия же открывает для себя новых партнеров и потенциальных гостей.

Конечно, принимать иностранных туристов очень выгодно. Операторы туристической инфраструктуры крайне приветствуют рейсы из Омана, Бахрейна, ОАЭ, – траты, которые могут позволить себе иностранные туристы, в разы выше, чем средний чек, доступный россиянам.

Кстати, какие тенденции вы сейчас видите в сегменте въездного туризма? И что нужно делать, чтобы таких потенциальных гостей стало больше?

– Международный туристический поток увеличился. В Москве, например, на все лето вперед забронированы все крупные пятизвездочные отели: много гостей прибывает из арабских стран, вернулись туристы из Китая, которые приезжают крупными организованными группами.

Фиксируется рост спроса из Омана, Бахрейна и Ирана. То есть ближневосточный турист нацелен на Россию, ему интересно, и он продолжает лететь.

Действует электронная виза для гостей из более чем 50 стран. Естественно, хотелось бы, чтобы становилось еще меньше ограничений и границ. Я всегда привожу в пример Грузию, которая максимально открыла доступ для граждан 95% стран мира и сделала въезд практически без виз. Благодаря такой политике, у них значительно выросли доходы от туризма.

Необходимо упростить платежную инфраструктуру для приезжающих в РФ туристов. Это будет хорошим подспорьем, чтобы привлекать еще больше платежеспособных туристов в нашу страну. Например, нужно расширять список точек, где принимают карты Union Pay, любые QR-коды, переводы, любые послабления, которые позволяют иностранцам тратить деньги – будут полезны для развития въездного туризма.

Что привлекает богатых туристов в Россию? Например, игорные зоны играют свою роль?

– Игорная зона «Красная Поляна» в Сочи хорошо себя показывает в этом отношении. Разумеется, был большой спад из-за пандемии и санкционных реалий. Однако сейчас иностранный поток плавно восстанавливается. В том числе, за счет туристов из ранее неосвоенных регионов.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Китайские туристы также постепенно возвращаются во Владивосток. И в обозримом будущем игорная зона «Приморье» должна ощутить этот тренд. Сочи и Владивосток в плане привлечения гостей из-за рубежа – лидеры. Сложнее всех с иностранцами Калининграду, потому что нет туристов из Европы.

Зато Калининградская область остается в топе популярности у российских туристов. Это положительно сказывается и на игорной зоне «Янтарная».

А что будет происходить с «Сибирской монетой» на Алтае?

– С точки зрения транспортной инфраструктуры, Алтай менее готов к большому туристическому потоку. Особенно если брать в расчет авиасообщение. Огромная часть людей приезжает в регион на автомобилях из Новосибирска, Кемерово, Барнаула, Красноярска и других крупных городов. Но эта ситуация будет постепенно меняться. Новая воздушная гавань в Горно-Алтайске задаст новый виток развития региона в горизонте пяти лет.

Позитивно повлияет и открытый Сбером комплекс «Манжерок». Этот объект также поспособствует развитию туристической привлекательности всего региона. Это совершенно логичная точка вложения усилий, потому что вокруг невероятная природа. Кроме того, это «выравнивает» туристическую сезонность. У Алтая был имидж летнего направления, но развитие «Манжерока» позволит за несколько лет сделать Алтай всесезонным. Конечно, игорной зоне это тоже пойдет на пользу.

На Алтае существуют опции, как совершенно не бюджетного отдыха, так и более гибких предложений. Оба сегмента будут развиваться. Большое количество глэмпингов, благоустроенные природные локации, гостиницы и игорная зона «Сибирская монета» будут чувствовать, что базируются в крайне привлекательном регионе, который становится доступнее с точки зрения транспорта.

Обсуждая туризм в России много говорят о его событийной составляющей. Действительно ли она так полезна?

Обратите внимание на яркий пример российских игорных зон. Взяв курс на развитие событийного туризма еще в 2017 году, игорный бизнес вышел на кардинально другой уровень восприятия и интереса со стороны туристов. Игра стала лишь одним из возможных сценариев для развлечения. Все больше туристов привлекают разнообразные опции, не связанные непосредственно с игрой: концерты, выставки, театральные постановки, гастрономия, шоу и много другое.

Игорные зоны за последние годы заняли нишу туристических драйверов для своих регионов. Отмечу, что это преображение произошло в период жестких испытаний в виде локдауна и санкций. Однако азартным кластерам удалось преодолеть эти препятствия и развиваться дальше. В том числе благодаря объединению в Ассоциацию АИРИС.

Что вы считаете основным препятствием для развития игорных зон в России?

– Инициативы по увеличению налогов для игорного бизнеса. На мой взгляд, было бы эффективней позволить игорным зонам инвестировать деньги в развитие наземной инфраструктуры, не увеличивая при этом налоговую нагрузку.

Подобный подход будет способствовать усилению туристического потенциала регионов, в которых находятся игорные зоны. Азартные кластеры продолжат генерировать новые точки притяжения для гостей, рабочие места и улучшать экономику своих регионов.

Как один из вариантов – включить игорные зоны в программу льготного кредитования.

Ну и конечно, жесткие ограничения законом о рекламе. Игорные зоны не могут себя рекламировать за пределами своей территории. И здесь речь не идет о рекламе непосредственно игры. Нет, мы говорим о необходимости разрешения рекламы игорных зон как туристических локаций – по пути следования туриста от аэропорта до игорной зоны на трассах, в специализированных туристических изданиях, на сайтах и в СМИ.

Беседовала редакция «Вестника АТОР»

Фото предоставлено пресс-службой игорной зоны «Красная Поляна»

 
 
Подпишитесь на рассылку АТОР